Суббота, 17 февраля 2018  RSS
Суббота, 17 февраля 2018  RSS
Александр Скорик: Геополитические перспективы российско-украинских отношений
14:53, 10 декабря 2012

Александр Скорик: Геополитические перспективы российско-украинских отношений


Без решения российско-украинских проблем вообще бессмысленно говорить об общей континентальной евразийской экономике

Даже после смены «оранжевого» режима Ющенко на якобы пророссийский режим Януковича Украина не перестала занимать по отношению к России довольно неоднозначную внешнеполитическую позицию. Этой своей неопределенностью она неизбежно создает трудности не только для соседней России, но и прежде всего для себя самой. И это при том, что внутренняя политика Украины в начале XXI века поставила ее на грань гражданской войны, а «оранжевая революция» едва не расколола Украину на части.

Полномасштабный договор России и Украины снял многие негативные моменты в отношениях между странами, но проблемы остаются по-прежнему. Их продолжают настойчиво генерировать как в самой Украине, так и на Западе, и в России. Если раньше политические «украинские ураганы» связывались в основном с усилением влияния радикально-националистической организации «Украинская национальная ассамблея — Украинская народная самооборона» (УНА-УНСО), то с течением времени круг украинских политических деятелей, желающих непременно заработать политический капитал, открыто выступая против России, значительно расширился.

Украинские политические лидеры после распада СССР часто представляли Россию в образе внешнего врага украинского народа. Для этого использовались и до сих пор используются такие традиционные политические приемы: требование своей доли в золотом запасе и Алмазном фонде бывшего СССР, возврата украинских культурных ценностей, погашение задолженности перед юридическими и физическими лицами бывшего Внешэкономбанка СССР, полной информации о состоянии балансов Госбанка, Гохрана, Внешэкономбанка СССР, их международного аудита и т. д. Вместе с тем, эти политики откровенно закрывают глаза, например, на весьма шаткие, с исторической, этнической и правовой точек зрения, основания отторжения Крыма от России.

Двухполюсность политического видения по принципу «черное-белое» в отношении к России — это тупик, прежде всего, для самой Украины.

Думается, Украина должна активно включаться в мировые процессы не только по оси «Запад-Восток» и бороться с внутриукраинским острополюсным представлением о международных отношениях и двух геополитических силах. Украине представилась поистине историческая возможность глубже познать мир, мировую политику, а последняя сегодня представляет собой многополюсную систему. Тем не менее, есть три геополитические силы, влияние которых всегда должны учитывать в Киеве.

Во-первых, это Россия, экономически и культурно близкая Украине страна. Однако, прежде всего, в силу политической нестабильности российский рынок для Украины становится все более и более узким, и Украина заинтересована в расширении европейского рынка. В результате Россия и Украина выступают в Европе как прямые конкуренты. Россия, воспринимая Украину как болезненного для нее конкурента, вынужденно сворачивает взаимовыгодное сотрудничество с ней в наиболее важных и прорывных областях, прежде всего, в развитии высокотехнологических производств. Вместе с тем, Россия сегодня пытается получить от Украины всяческие преференции через энергетическое доминирование. Естественно, это не ведет к желательному сближению двух стран.

Ныне должно прийти осознание того очевидного факта, что для украинцев формирование государственного фундамента и гармоничное развитие жизнеустройства, наряду с разумным восстановлением национально-культурных основ, требует исключительно бережного отношения ко всему копившемуся целыми столетиями культурному наследию. Особое место в нем по праву принадлежит отнюдь не европейской, а исключительно русской культуре. Именно русская культура явилась той удивительно гармоничной средой, в которой на протяжении многих столетий совместно развивались и из которой фактически и произрастают нынешние украинская и российская культурные ветви. В этом уникальном синтетическом лоне культур вызревал гений Тараса Шевченко, Николая Гоголя, Владимира Вернадского.

Пора, наконец, признать и то, что русская культура послужила и своеобразной «защитной оболочкой», позволившей украинской национальной культуре в свое время сохраниться и развиваться во враждебном ей политическом окружении. Весьма знаковым социальным явлением в этом отношении стал выкуп Тараса Шевченко из крепостничества деятелями русской культуры. Зрелые зерна украинской культуры и ныне бережно сохранятся достойными представителями российской интеллигенции. Кроме того, последние столетия русская культура служила для украинцев реальным и мощным проводником, ретрансляционным каналом к мировому социальному опыту и научно-техническим достижениям всего человечества.

Вся наша история наглядно и однозначно свидетельствует, что именно синтез культурных начал способен многократно усилить культуру каждого из народов. Реальное двуязычие на Украине, уникальный русско-украинский билингвизм вовсе не противоречат развитию украинской национальной культуры, а непременно выводят ее к форумному взаимодействию мировых культур, без которого любая национальная культура постепенно и безвозвратно затухает и превращается, в конце концов, в исторический фантом.

Во-вторых, это объединенная Европа, за спиной которой для Украины всегда маячат США. Для Европы, как это ни печально звучит, Украина по большому счету является одной из многих стран-кандидатов для вовлечения в большую европейскую политическую орбиту, но средств на эту политическую акцию европейцы выделять не спешат, ибо у них самих проблем и без этого «украинского довеска» хватает. Здесь больше политической риторики, нежели реальных дел, не говоря уже о пропуске на европейские рынки. Там никому и ни под каким соусом не нужен аграрный «украинский запад». В лучшем случае европейцам по-своему может быть интересен индустриальный «украинский юг и восток».

Некоторые политики в Киеве постоянно пытаются разыграть антироссийскую карту как своеобразную плату за вхождение Украины в Европу. Для нашего юго-западного соседа такой политический курс совершенно бесперспективен: на Западе Украину как просительницу денег не очень-то любят, необходимых ей объемов материально-финансовых средств для модернизации экономики у новых западных друзей просто нет. Реальный социально-экономический европоцентризм самих европейцев всегда будет преобладать над политическим европейским акционизмом.

В-третьих, это заморская Турция, исторически всегда имевшая свои виды на Крым. Безусловно, сегодня не XVII-XVIII или XIX века, но неразрешенность крымско-татарского национального вопроса ставит серьезную геополитическую проблему. В Киеве сегодня зачастую не хотят замечать, что именно Россия и Турция — это два непосредственных и мощных соседа, и будет исторически глупо повернуть голову исключительно на довольно далекий Запад, когда рядом находятся и вовсе не бездействуют два великих геополитических игрока. Причем, с Россией возможно не только осознать и даже переосмыслить общее историческое прошлое, но и реально выстраивать общее будущее.

Прошло уже больше двадцати лет после обретения государственного суверенитета, но до сих пор в Киеве многие политики не готовы увидеть самые потаенные уголки своего национального характера. С крушением советской империи на Украине начался активный процесс национальной самоидентификации. Он остро обозначил проблему социокультурной и этнической неоднородности страны. Украинское государство в его нынешних границах, чтобы ни говорили украинские националисты, представляет собой, по сути, исключительно советский проект собирания земель и народов, которые в большей мере не относятся к тотальному полю проживания украинского этноса. Консолидация земель и народов в Украинской ССР до 1991 года преимущественно обеспечивалась тоталитарными методами.

Чем же сегодня возможно удержать территориальное и культурное единство Украины?! Украинский национализм роль консолидирующего начала, увы, выполнить не сможет, как бы, кому бы и при каких бы то ни было обстоятельствах этого не хотелось. Наоборот он способен лишь расколоть единую страну и отторгнуть ее потенциальных союзников, и прежде всего Россию. Период самостоятельного развития украинского государства на рубеже ХХ-ХХI веков это вполне отчетливо подтвердил.

В украинских политических кругах до сих пор рассматривается и другой геополитический вариант — это параллельное общественное развитие двух наших стран. Однако, история отпустила нам слишком мало времени для такого варианта сосуществования. Мировая практика подсказывает совершенно другой вариант. При всех существующих проблемах Европа сегодня объединяется и развивается значительно быстрее. В Азии сотрудничество приносит еще более ощутимые плоды. При таком варианте параллельного общественного движения, при наличии взаимной обособленности и даже отчуждении и Россия, и Украина, к сожалению, обречены на социально-экономическое отставание от сопредельных стран.

Сегодня обе стороны более склонны более или менее реализовать стратегию прагматического партнерства, которая рассматривается как совместная работа по экономической модернизации двух стран. Подобное сотрудничество на равноправной основе способствует развитию, например, двух стран-соседей — США и Канады. Думается, это не самая плохая модель для российско-украинских отношений.

Однако, как ни парадоксально, векторы в украинской политике не сходятся. Фактически, экономика Украины по-прежнему ориентирована на Россию, а ее внешняя политика в большей мере сконцентрирована на получении преференций от Запада. Политическая неустойчивость, безусловно, накладывает существенный отпечаток на общественное сознание, мнение жителей республики. В различных регионах Украины общественные настроения полярно противоположны. Такая постоянная борьба противоположностей, может подтолкнуть к государственному развалу Украины, который едва не произошел после «оранжевой революции».

Расширение НАТО на Восток усиливает негативные процессы во взаимоотношениях двух славянских республик. Попытка Украины стать связующим звеном между Россией и НАТО в условиях, когда Россия уже сама в состоянии вести равноправный диалог с НАТО, не способствует налаживанию российско-украинских отношений. В России болезненно воспринимается эта политическая тема, порой даже говорят о негласном объявлении войны России. Украина с нездоровыми политическими, экономическими и территориальными амбициями представляет собой огромную опасность для всей Евразии.

Тем не менее, без решения российско-украинских проблем вообще бессмысленно говорить об общей континентальной евразийской экономике. Точно так же без абсолютного контроля Москвы над акваторией Черного моря невозможно говорить о пресечении талассократического влияния Запада, атлантистской Турции и других стран Средиземноморья. По крайней мере, у России сегодня должен быть асимметричный ответ на любые попытки изменения геополитического баланса в этом регионе. К сожалению, базирование российского флота в Севастополе отчасти носит символический характер, поскольку военно-морской флот России в Черном море уже не играет той существенной военной роли, какая ему по праву принадлежала.

Россия, конечно, сегодня предпринимает определенные шаги для усиления Черноморского флота, и они слишком значительны, чтобы кто-то основательно посягнул на российские геополитические приоритеты. Более того, Россия сегодня в принципе материально готова минимизировать свой Черноморский флот и базировать его только в районе Новороссийска. При этом Украина не сможет разместить и содержать в Севастополе такую же свою военно-морскую группировку, ибо ее нет, да и не на что. В результате о самой Украине могут достаточно скоро начать говорить как о «a fail state» — «несостоявшемся государстве». По военно-политическим соображениям сегодня неважно, где именно будет располагаться Черноморский флот России, главное, чтобы он был достаточно мощным и способным выполнить любые военно-стратегические задачи. Другое дело, морально-политические и социокультурные потери, которые непременно связаны с уходом Черноморского флота из Севастополя. Их нельзя недооценивать.

Таким образом, российско-украинские отношения сегодня находятся в очередной раз на пороге геополитического выбора. Россия может быть нужна Украине даже больше, чем Украина России. Однако, поиск выгоды вполне способен завести в тупик самые добрососедские отношения. Скорее речь должна идти о политических компромиссах, когда здоровый прагматизм не позволяет оглядываться постоянно в прошлое, а двигаться по пути выстраивания новых евразийских геополитических реалий.

Источник

comments powered by HyperComments

Об авторе: rumolorg


© 2018 Русь молодая — Молодежь Союза — Информационный портал
Дизайн и поддержка: GoodwinPress.ru