Понедельник, 23 октября 2017  RSS
Понедельник, 23 октября 2017  RSS
Андрей Геращенко: Ответ тем, у кого «проблемы с головой и Москвой»
17:11, 16 октября 2015

Андрей Геращенко: Ответ тем, у кого «проблемы с головой и Москвой»


Геращенко Андрей Евгеньевич«Наша нива», хорошо известная своими русофобскими публикациями, в очередной раз решила порассуждать на тему белорусской суверенности, а также ненужности русской литературы и русского языка. Вначале с сайта Kyky.org была перепечатана статья Николая Янкойтя с весьма красноречивым названием «Как выгнать Москву из головы? Пересмотрите программу литературы в школе». Далее поместили отклик небезызвестного «пушкиниста» Александра Федуты «Какой человек нужен суверенной Республике Беларусь». Естественно, заранее предполагалось, что «Москву из головы нужно как-то выгонять», а также что всех без исключения волнует некий типаж «человека для суверенной Беларуси».

Еще несколько лет назад подобные одиозные тексты были уделом маргинальных оппозиционных групп вроде различных «суполак БНФ» и т.д., однако сейчас они всё чаще выдаются за некую аналитику и даже «поиск новых путей развития» Белоруссии.

Итак, обратимся к откровениям Янкойтя. Любопытной особенностью его высказываний является желаемое, выдаваемое за действительное. Вот что автор говорит о главной проблеме белорусской нации: «Все говорят о национальном самосознании белорусов: мол, необходимо его срочно формировать, без него народ не народ и страна не страна». Кто эти «все»? Не те ли это «все», кто на западные гранты вот уже почти четверть века крайне опечален «хворым народам», который никак не хочет забыть свои исторические корни, отказаться от родного русского языка и двинуться стройными рядами в Евросоюз по примеру Прибалтики и Украины?

Белорусы давно определились со своим выбором. Напомню, что 14 мая 1995 года был проведён общенациональный референдум, во время которого 83,3% белорусов выступили за придание русскому языку статуса государственного и ровно столько же (до десятых – 83,3%) за интеграцию с Россией. Впоследствии это было реализовано в подписании договора о создании Союзного государства России и Белоруссии, а также уже в наше время – в образовании Евразийского экономического союза. Любопытно, что за принятие современного белорусского герба и флага тогда проголосовало 75,1% белорусов, а за наделения президента правом роспуска парламента – 77,7%. Иначе говоря, государственный статус русского языка и курса на интеграцию с Россией вызвал большее одобрение, чем вопросы о символике и правах президента, что весьма показательно.

За русский язык

Казалось бы, такое единодушное мнение народа должно как минимум уважаться. Ещё до начала референдума его результаты были предсказуемы, так как большинство белорусов говорит на русском языке и считает себя если и не одним народом с русскими, то уж во всяком случае весьма близким и родственным.

Тогда депутаты Верховного совета, и прежде всего фракция БНФ во главе с Зеноном Поздняком, и БСДГ во главе с Олегом Трусовым начали голодовку в парламенте в надежде хоть как-то сорвать референдум и обратить внимание на Белоруссию «западных кураторов». Они остались ночевать с 11 на 12 апреля 1995 года в зале заседаний, но белорусский президент проявил твёрдость и «голодающих» эвакуировали.

Референдум

12 мая 1995 года БНФ призвал белорусов голосовать против выносимых вопросов.

Зенон Позняк вскоре эмигрировал и практически ушёл в политическое небытие, а вот Олег Трусов остался в Белоруссии, возглавил Товарищество белорусского языка и стал активно продвигать (и продолжает это делать и сейчас) те же идеи, которые он защищал в 1995 году. Показательно, что в рядах вертикали сегодня есть немало тех, кто вполне благосклонно внимает господину Трусову и К и пытается повернуть корабль истории вспять. Вот именно эти «все» и ратуют о «срочном формировании национального самосознания».

Есть такой антисоветский анекдот – что не сделает советская промышленность, в итоге получается автомат Калашникова. Так и в нашем случае – как не рассматривают тему «формирования сознательных белорусов» наши русофобы, у них всё сводится к проклятиям в адрес Москвы и раздражению против всего русского.

В материале Янкойтя всё, что наработано нашим народом за десятилетия существования БССР, называется «просевшим, гнилым фундаментом». По словам автора «Совка уже нет 25 лет, однако его остатки так и висят над белорусами чёрной тенью». Тут я вспомнил привычку наших «особо сознательных» называть людей, которые не соглашаются с их националистическими призывами – ватниками. Иначе говоря, поколения белорусов, выигравшие войну, отстроившие из руин Белоруссию, создавшие основу того, благодаря чему мы смогли преодолеть последствия распада СССР, кормившие своим нелёгким трудом всех этих бездельников – совки. Ну и ещё ватники – потому что трудились наши люди под дождём и снегом в хорошо знакомых фуфайках, воевали и служили в армии в ватных бушлатах и штанах. Поразительно, сколько во всём этом презрения к своему народу и своей Родине. И мы с вами согласимся, что наши дедушки и бабушки, отцы и мамы – ватники и совки? Думаю, вряд ли…

Митинг БНФ

Есть по мнению Янкойтя, и ещё нечто даже более ужасное, нежели «совок» — по его словам «А самое страшное – осталось преклонение перед центром, это означает, перед Москвой». В чём тут «ужас» и само «преклонение» — не ясно. Может в том, что в русскоязычной Москве белорусы чувствуют себя, как дома, любят этот красивый город, любят советские и современные фильмы и музыку и в том числе работают там и кормят свои семьи здесь?

Иногда не совсем здоровые люди чувствуют, что у них что-то происходит с головой или в голове. Николай Янкойть также испытывает очевидные проблемы, заявляя: «Катастрофа в том, что Москва у большинства у нас в голове. И она там обжилась так естественно и с таким размахом, что выгнать её очень сложно». Странно, что свою «проблему» Янкойть старается представить всеобщей, чрезвычайно важной для белорусов.

Что же предлагается сделать для «оздоровления головы»? Рецепт, как можно заранее догадаться, достаточно прост – воспитывать и учить детей так, чтобы они считали Москву и Россию всего лишь соседними городом и страной. Найдена и первопричина заболевания головы: «Когда я твёрдо решил выгнать Москву из своей головы, то задался вопросом: а почему в белорусских школах преподают русскую литературу? Важных причин я не нашёл».

И далее мысль развивается в том же направлении – нужно прекратить преподавать русскую литературу, а изучать её наряду с английской, французской, американской, японской и так далее в курсе зарубежной литературы. К тому же данный курс предполагается преподавать в том числе и на белорусском языке.

Досталось и «Русскоязычной литературе Белоруссии», а также председателю Союза писателей Белоруссии Николаю Чергинцу, которых Янкойть также предлагает отнести к курсу «зарубежной литературы». Почему? Потому что Н.Чергинец пишет на русском языке, которым, к слову, владеют все белорусы.

Задаётся Янкойть и вопросом, почему А.Пушкина изучают больше, чем любого белорусского поэта и писателя.

А что же наш филолог и «пушкинист» Александр Федута?

Стараясь уйти от совсем уж несуразных пассажей Н.Янкойтя, А.Федута тем не менее, вполне солидарен с ним: «Я поэтому и приветствую публикацию Николая Янкойтя, что он ставит вопрос не об «имперской сути русской литературы»… Янкойть говорит об ином». И далее, собственно, идёт критика советской концепции школьной программы и также поддерживается идея о преподавании мировой литературы на белорусском языке: «Так что теоретически мировую литературу можно преподавать не только на русском, но и на белорусском (преимущественно, пока есть не переведённые тексты) языке. А собранная Михаилом Скоблой антология «Голоса из-за небокрая» показывает, что историю мировой поэзии уже сегодня можно преподавать по-белорусски».

Что ж, придётся по пунктам чётко и конкретно ответить на эти предложения и страхи, так как вся эта концепция «засилья литературы и языка соседней страны» — просто миф, высосанный из пальца и призванный вбить клин между белорусским и русским народами по украинскому варианту.

Начнём с того, что русский язык является для белорусов не просто государственным, а основным и родным – практически все 100% белорусов говорят на русском языке. И наши родители на нём говорят. И наши дедушки, и бабушки. Поэтому если говорить о «материнском языке», то он именно русский, существующий на нашей земле столетиями – достаточно вспомнить «Библию русскую» Франциска Скорины.

Русская библия Скорины

Я не прав? Конечно, Янкойть и Федута так и скажут, и добавят при этом, что это всё козни «Русского мира» и Москвы. Пройдите по улицам наших городов и посёлков – везде звучит русская речь. На русском языке общаются, признаются в любви, делают бизнес. А белорусский язык, как литературный, существует всего около 100 лет. Он вобрал в себя множество разных местных диалектов, однако так и не стал массовым – белорусы мало говорят и мало используют его по одной простой причине – русский язык для нас и ближе, и РОДНЕЕ!

Практически все школы в Минске, областных и даже районных центрах – русскоязычные. Попытки наших националистов создать хотя бы по одному классу в этих городах фактически из года в год проваливаются. Казалось бы – а почему? Ведь оппозиционеров у нас не так и мало, да и сколько сейчас появилось требующих привилегий для белорусского языка по отношении к русскому. Вот пусть бы их дети и внуки и пошли в эти белорусские классы. Так ведь не идут – даже дети оппозиционеров не идут. Почему? Да просто из чувства здравого смысла – они понимают, что именно обучение на русском языке делает их конкурентоспособными при поступлении в учебные заведения как самой Белоруссии, так и России. А обучение на белорусском языке сейчас, во время глобализации – очевидный шаг к самоизоляции в образовательной сфере.

Конечно, белорусский язык нужно изучать, как и литературу, чтобы сохранить двуязычное своеобразие Белоруссии, но основное преподавание должно вестись на родном для белорусов русском языке.

Вы скажете – ведь велика доля и белорусскоязычных школ?! Обратите внимание – практически все белорусскоязычные школы – в посёлках и деревнях. Там людей без их согласия заранее обрекают на обучение на белорусском языке. Многие до сих пор не знают, что родители вправе выбирать язык обучения. Соответственно, если бы всё так и происходило – белорусскоязычных школ практически не осталось бы. А ведь в том числе из-за обучения на белорусском языке сельские школьники и абитуриенты становятся менее конкурентоспособными при последующим поступлении.

То есть люди должны работать, кормить «сознательных» — те, на словах ратуя за белорусский язык, отдают своих детей в русские школы, а сельские труженики и их дети должны обеспечивать видимость «равновесного положения белорусского языка»? Думаю, что пора перестать называть лето зимой и наоборот и позволить повсеместно самим родителям и детям выбирать язык обучения – ограничение права получать обучение на родном русском языке является очевидным ущемлением прав сельских белорусов.

За белорусский язык

Теперь о том, почему А.Пушкина изучают больше, чем белорусских поэтов и писателей. Да просто потому, что А.Пушкин, как и Л.Толстой, Ф.Достоевский, М.Лермонтов, С.Есенин – родные и близкие поэты и писатели для белорусов. Но также и потому, что уровень творчества этих признанных мастеров слова неизмеримо выше наших местных авторов – не будем же мы рассматривать всерьёз публицистику «нобелевского лауреата Светланы Алексиевич». Да и что нам всё чаще предлагают в виде белорусской литературы – какие-то новомодные опусы о шляхте, Радзивиллах, Сапегах. Вспомните наших поэтов Якуба Колоса, Максима Богдановича, Янку Купалу, Кондрата Крапиву, Михаила Лынькова… О чём и о ком они писали? О шляхте? Нет – они писали о нелёгкой жизни нашего народа, простых людей, мужиков. Вспомните ту же «Бондаровну» и «На ростанях», «Миколку-паровоза». И они были близки нам, нашим родителям, поэтому и воспринимались органично. А теперь, вероятно, в моде иное – понастроившие себе особняков почувствовали себя «шляхтой» и уже готовы нацепить картонные сабли – им уже неинтересны мужики, простые белорусы, веками сохранявшие народные традиции и тяжёлым трудом добывавшие себе пропитание, попутно кормя и сидящую у них на шее шляхту, «собиравшую картины» и «строившую замки».

А Николай Чергинец известен куда больше той же Светланы Алексиевич, и как писатель, он, несомненно, на порядок сильнее. А то, что он пишет на родном для белорусов русском языке, делает его только ближе белорусам.

Любопытна и тема переводов на белорусский язык. Ну ладно, мировой классики, так ведь и русской прозы, и поэзии. Я как-то присутствовал на вечере, где автор читал свои переводы на белорусский стихов А.Пушкина. Все ему хлопали, говорили панегирики. Я встал и сказал, что переводы неплохие и я это могу оценить, так как, вероятно, в отличие от большинства присутствующих, владею русским языком и могу прочесть А.Пушкина в подлиннике. Это было воспринято почти как оскорбление переводчика. Но почему – перевод изначально предназначен для того, чтобы какое-то произведение могли прочесть люди, не владеющие языком оригинала. Зачем переводить на белорусский язык произведения мировой литературы, если есть русские переводы, ведь русским владеют все белорусы, а белорусским – куда меньшее количество наших сограждан?! А тем более, зачем переводить на белорусский русские тексты?

Задумывались ли вы о том, сколько людей получают деньги за все эти фокусы?! Они хотят и дальше получать куски от бюджетного пирога – того самого пирога, который добывают в поле и на заводах нелёгким трудом «несознательные совки и ватники».

Все эти попытки отрицать родной характер русского языка для Белоруссии направлены только на одну цель – разобщить русский и белорусский народы, вбить клин, поссорить по украинскому варианту. Понятно, что добровольно белорусы не откажутся от своего родного русского языка. Значит нужно всех заставить, принять соответствующие законы. Это ли не свидетельство полной эфемерности того, о чём говорят Янкойть и Федута. Совершенно очевидно, что полный переход на обучение на белорусском языке и даже отказ от изучения самостоятельного курса русской литературы – шаг ко всеобщему падению уровня образования, и, как следствие – ко всеобщему невежеству.

Хотите вы, господа Янкойть, Федута и иже с ними так делать – извольте. Но не нужно лезть с вашими фантазиями и опасениями «Москвы в голове» к другим. Есть ведь у нас разные «эльфы», «толкиенисты», «готы». Но они свои увлечения хотя бы не требуют навязывать большинству белорусского народа.

Именно с этого, со всяческого притеснения русского языка и навязывания украинизации всё начиналось на Украине. Вы хотите раскачать лодку? Уверен, что белорусы – мудрый народ и мы никогда не откажемся от родного русского языка, не забывая при этом и о белорусском, а все фантазии господ, у которых проблемы в голове с Москвой, будут отвергнуты и нашими людьми, и временем.

comments powered by HyperComments

Об авторе: Admin


© 2017 Русь молодая — Молодежь Союза — Информационный портал
Дизайн и поддержка: GoodwinPress.ru