Понедельник, 16 июля 2018  RSS
Понедельник, 16 июля 2018  RSS
Андрей Геращенко: Потревожат ли сирийские мигранты белорусов?
13:18, 26 февраля 2016

Андрей Геращенко: Потревожат ли сирийские мигранты белорусов?


Геращенко Андрей ЕвгеньевичВесьма неожиданно для общественности прозвучало заявление представителя Управления верховного комиссариата ООН по делам беженцев Жана-Ива Бушарди, сделанное им 18 февраля 2016 года в Гомеле во время встречи с журналистами. Представитель УВКБ ООН заметил, что в Белоруссии нет такого наплыва беженцев из Сирии, как в ЕС, однако и Белоруссия вполне может «разделить бремя ответственности и заботы за вынужденных мигрантов — беженцев из Сирии».

В качестве аргумента своего оптимизма в данном вопросе Ж.-И. Бушарди указал на то, что белорусские власти хорошо справились с наплывом переселенцев из Донбасса, откуда в 2014–2015 годах в Белоруссию приехало более 160 000 человек. И хотя эти люди не получили статуса беженца, им была оказана необходимая помощь.

Представитель Управления верховного комиссариата ООН по делам беженцев Жана-Ив Бушарди

Представитель Управления верховного комиссариата ООН по делам беженцев Жан-Ив Бушарди

В конце марта, по словам Ж.-И. Бушарди, УВКБ планирует встречу на высоком уровне (насколько высоком, чиновник не уточнил) с приглашением представителей многих европейских государств, и в том числе не членов Евросоюза. На встречу будет приглашена и Белоруссия. «Мы надеемся, что результатом этой встречи будет программа, в рамках которой помощь в Белоруссии смогут получить беженцы из Сирии, может, пятьдесят или сто беженцев», — отметил Ж.-И. Бушарди. Также чиновник признался, что в качестве пилотного проекта в Гомель уже переехали три сирийские семьи и одной из целей его поездки является ознакомление, насколько успешно проходит их интеграция в белорусское общество. К слову, чиновник наведывается в Белоруссию с завидной регулярностью – примерно один раз в месяц. Во время каждой поездки он встречается с «беженцами из Сирии, мигрантами из Донецкой и Луганской областей Украины».

Такие откровения явно озадачили многих белорусов, которые полагали, что проблема сирийских беженцев и охваченного войной Ближнего Востока обойдёт их стороной. И людей понять можно – телекадры происходящего в Евросоюзе мало кого оставляют равнодушными.

К тому же экономическая ситуация в Белоруссии продолжает ухудшаться: уменьшается зарплата, готовится повышение пенсионного возраста, многие и вовсе теряют работу. На фоне всего этого приём партии сирийских беженцев вряд ли может кого-то обрадовать – тут и у самих-то работы нет, и прожить не на что.
После новости о сирийских беженцах Интернет заполонили шутки в стиле: «Как только сирийцы поживут у нас полгода – тут же уедут в Сирию и ещё и нас позовут с собой».

Некорректным выглядит и сравнение потенциальных беженцев из Сирии с приехавшими из Донбасса. Жители Донецка и Луганска, как и украинцы в целом, мало отличаются от белорусов, легко адаптируются и во многом их переселение не так уж сильно отличается от внутрибелорусской трудовой миграции.

Цифра в 50–100 потенциальных беженцев выглядит вполне скромно. Вряд ли испытывающая серьёзные трудности белорусская экономика со средней зарплатой примерно в 300 долларов (ещё несколько лет назад она равнялась 500$) сможет позволить себе приём значительного количества беженцев. Да и для Евросоюза такая помощь выглядит, мягко говоря, «символической». Зачем же всё это Евросоюзу и Белоруссии?

На самом деле здесь важно не количество, а само участие Белоруссии в приёме беженцев и согласии «разделить ответственность». Как известно, страны Восточной Европы не горят желанием принимать у себя беженцев с Ближнего Востока и Африки, а в Прибалтике вообще случилась едва ли не истерика, когда зашла речь о приезде нескольких сотен мигрантов.

На этом фоне Белоруссия старается продемонстрировать Евросоюзу готовность «идти навстречу», особенно после провозглашения официального белорусского курса на «многовекторность во внешней политике» и желание «стать мостом между Евросоюзом и Россией». Тем более сейчас, когда сняты санкции Евросоюза и с самого белорусского президента А.Г. Лукашенко, и с Белоруссии в целом.

К тому же такая «готовность к разделению бремени ответственности» на руку и старой Европе, так как будет использована для критики позиции новой Европы – прежде всего, тех же Польши и Прибалтийских государств. Критика, очевидно, будет сводиться к тому, что, дескать, даже Белоруссия, долгое время бывшая изгоем в Европе, «понимает важность европейской солидарности в вопросе приёма беженцев», а вот пользующиеся благами ЕС Польша и Прибалтика «не ценят общеевропейские идеалы».

Поэтому в марте Белоруссия, с большой долей вероятности, даст согласие на приём первой группы сирийских беженцев. Думаю, что сделано это будет в обмен на финансовую компенсацию. В случае успеха, программа будет неизбежно продолжена, чего рядовые белорусы, собственно говоря, и опасаются.

…Долгое время, а если быть точнее, все «нулевые» и первую половину «десятых» миграционные проблемы для Белоруссии находились далеко на периферии как государственной политики, так и общественного мнения.

Причиной такого положения вещей было несколько факторов, существенно отличающих ситуацию внутри Белоруссии от ситуации в той же России.

В национально-языковом смысле Белоруссия представляет собой моноэтническое государство, так как белорусы (81%), русские (11%), поляки (4%) и украинцы (2%) составляют 98% населения. При этом нужно учитывать, что деление в данной славянской группе на национальности достаточно условное – фактически речь идёт о тесно перемешанном браками постсоветском русскоязычном конгломерате. Различия по религии носят вторичный характер – в своём мироощущении православные тяготеют к России, а католики – в большей степени к Польше. Нет каких-то значительных различий и по языку – практически вся славянская группа говорит по-русски.

На остальные почти 130 национальностей приходится всего 2% населения, но и здесь не менее половины от данного числа опять же являются представителями смешанных браков со славянами и мало чем от них отличаются.

Второй важный аспект – жёсткий контроль государства за приезжими, третий – невысокий материальный уровень жизни, четвёртый – жёсткое отношение к криминалитету – «ворам в законе», любым ОПГ – как местным, так и заезжим этническим.
Оба последних фактора приводят к тому, что поток «гостей с юга», заполонивших многие российские регионы, в Белоруссии, скорее, похож на ручеёк. Конечно же, в Белоруссии также есть своя преступность, в том числе и этническая, однако условия для «работы» явно не самые благоприятные, что и сдерживает как деятельность криминалитета, так и развитие каналов нелегальной миграции.

Определённый всплеск интереса к миграционным проблемам в «нулевые» возник в Белоруссии в связи с тем, что по межправительственному договору между Белоруссией и Туркменией в белорусские ВУЗы в течение нескольких лет приехали учиться тысячи молодых туркмен. В настоящее время в Белоруссии обучается примерно 8 000 туркменских студентов. Эта инициатива связана с экономическими интересами Белоруссии, так как за обучение туркмен белорусский бюджет получает неплохие деньги. Впрочем, негативные общественные ожидания не оправдались – нельзя сказать, чтобы проблем не было совсем, однако благодаря государственному контролю Белоруссии и Туркмении за данным процессом каких-либо серьёзных эксцессов не возникло. После окончания обучения практически все туркмены возвращаются домой – в Белоруссии остаются единицы. Взаимоотношения туркменских студентов с белорусскими коллегами и руководством ВУЗов в большей степени напоминают ситуацию советского периода: не без проблем, но в целом вполне благожелательные и управляемые.

Несколько особняком стоит проблема Белоруссии, как транзитного коридора для проникновения мигрантов в страны Евросоюза – в первую очередь через западную границу с Польшей, и в значительно меньшей степени – северо-западные границы с Литвой и Латвией. Попытки интернациональных контрабандистских групп использовать белорусский коридор предпринимались неоднократно, однако без особого успеха. Белорусская граница если и не на замке, то в любом случае представляет собой серьёзное препятствие, и все эти группы по переправке нелегалов занимаются не столько самой переправкой, сколько мошенничеством, собирая с потенциальных «новых европейцев» круглые суммы.

Как правило, контрабандистов ловят, как и потенциальных мигрантов, но время от времени появляются новые желающие испытать белорусскую границу на прочность. В последнее время – всё чаще. Однако не в силу слабости белорусского погранконтроля, а в силу самой ситуации, складывающейся вокруг беженцев в Евросоюзе.

Впрочем, какого-либо заметного влияния на миграционную ситуацию в Белоруссии это не оказывает.

На проблему можно посмотреть и с другой стороны – может быть, Белоруссия нуждается в мигрантах?
Следует заметить, что Республика Беларусь, несмотря на серьёзные меры, предпринятые в рамках национальной Программы демографической безопасности, как и другие государства с европейским белым населением, испытывает определённые сложности в сфере демографии. Они не так велики, как в ряде европейских государств, но факт остаётся фактом – добиться положительного естественного прироста населения не удаётся. На 1 октября 2015 года численность населения Белоруссии составила 9 494 200 человек, что на 13 335 человек больше, чем на 1 января 2015 года, однако данный прирост связан с притоком мигрантов – прежде всего, из Украины, России, Казахстана и других стран СНГ. Такая тенденция наблюдается примерно с 2000 года, когда число приехавших в Белоруссию стабильно превышает количество уехавших из страны.

Приведём для наглядности данные последних лет. Если брать страны СНГ, то в 2012 году в Белоруссию приехало 13 400 человек, в 2013-м – 14 700, в 2014-м году – 19 800, а за неполный 2015 год (с января по сентябрь включительно) – 17 381 человек. Та же тенденция на увеличение числа приехавших, но в более скромных масштабах наблюдалась и по дальнему зарубежью. Так, в 2012 году в Белоруссию приехало 4 600 человек, в 2013-м – 4 700, в 2014-м – 5 100, за январь-сентябрь 2015 года – 4 880 человек.

Уехали на постоянное место жительства в страны СНГ из Белоруссии в 2012 году – 6 500 человек, в 2013-м – 5 400, в 2014-м – 5 900, а за январь-сентябрь 2015 года – 4 862 человека. В страны дальнего зарубежья из Белоруссии в 2012 году уехало 2 200 человек, в 2013-м – 2 400, в 2014-м – 3 300, а за январь-сентябрь 2015 года – 2 303.

Соответственно, вот как выглядит разница по въезду-выезду со странами СНГ: 2012 год: + 6 900 человек, 2013 год: + 9 300 человек, 2014 год: + 13 900 человек, январь-сентябрь 2015 года: + 12 519 человек. По дальнему зарубежью имеем следующий баланс: 2012 год: + 2 400 человек, 2013 год: + 2 300 человек, 2014 год: + 1 800 человек, январь-сентябрь 2015 года: + 2 577 человек.

Полных данных за 2015 год нет, однако очевидно, что миграционный прирост населения в 2015 году, скорее всего, превысит аналогичные показатели 2014 года.

Превышение естественной смертности над рождением также незначительно. В январе-сентябре 2015 года родилось 88 979 человек, а умерло 90 740 человек. Убыль составила 1 761 человек. За январь-февраль 2014 года для сравнения родилось 89 241 человек, а умерло 90 786 человек. Убыль составила 1 545 человек.

Таким образом, из приведённых выше цифр видно, что численность населения Белоруссии достаточно стабильна, а незначительное превышение смертности над рождаемостью с избытком компенсируется миграцией. Белорусская молодёжь уезжает в Евросоюз и США, однако количество эмигрирующих достаточно мало и несравнимо с аналогичным оттоком населения в той же Прибалтике – речь идёт о нескольких сотнях человек ежегодно.

Происходит сокращение численности населения на селе, что связано в большей степени с продолжающимся процессом урбанизации – сегодня только в Минске живёт более 1/5 населения Белоруссии – около 2 млн человек.

С учётом экономических проблем, а также ростом безработицы, никакого экономического смысла для Белоруссии внешняя миграция не несёт. Нет в Белоруссии и такой проблемы, как нехватка низкоквалифицированной рабочей силы – многие местные жители в связи с кризисом соглашаются работать даже за 100–150$ в месяц.
Вряд ли это является хоть сколь либо привлекательным для потенциальных мигрантов.

Поэтому вся история с предоставлением места жительства для 50–100 мигрантов из Сирии в Белоруссии является всего лишь определённой пиар-кампанией. Думаю, что и сами сирийцы если и остановят свой выбор на Белоруссии, то лишь на время, используя белорусскую территорию в качестве плацдарма для переезда в Евросоюз.

Выше уже говорилось о роли Белоруссии, как транзитного коридора для миграционных путей в Евросоюз. Несмотря на сложность в преодолении белорусской границы, активность на этом направлении постепенно нарастает.

В 2015 году по всей Белоруссии было перекрыто 44 незаконных канала переброски мигрантов в ЕС и привлечены к ответственности 79 исполнителей и организаторов перемещения нелегалов.

Организация переправки нелегалов (или её видимость) – достаточно прибыльный бизнес, за который каждый мигрант платит организаторам от 6 до 15 тысяч долларов. Отсюда и активизация контрабандистов, среди которых уроженцы Средней Азии, Кавказа, Ближнего Востока, Украины и самой Белоруссии.

Среди желающих пробраться в Европу много вьетнамцев, выходцев из Грузии, Ближнего Востока, Пакистана, Афганистана. Вьетнамцы преобладают: из примерно 900 задержанных в 2015 году нелегалов было 410 вьетнамцев.

28 января 2016 года генерал-майор Государственного пограничного комитета Игорь Буткевич дал интервью сетевому СМИ «Союзное вече», в котором дал понять, что белорусская граница находится фактически на замке, однако рост попыток её нелегального перехода всё же, на мой взгляд, указывает на наличие определённых брешей, иначе не происходил бы рост таких попыток – стремятся перейти там, где хоть иногда это удаётся.

Но граница постоянно укрепляется. В этом вопросе Белоруссия тесно взаимодействует с Россией, так как белорусско-польская граница является и рубежом Союзного государства России и Белоруссии.
Тот же генерал-майор И. Буткевич сообщил, что завершается выполнение пятилетней союзной программы, реализуемой совместно с Пограничной службой ФСБ Российской Федерации – возводятся новые инженерные сооружения, активно используется видеонаблюдение и беспилотники, сигнализационные системы «Радиобарьер».

Помимо сотрудничества с Россией, Белоруссия активно ищет контакты и в Евросоюзе, напоминая о том, что дополнительное финансирование со стороны Европы будет способствовать сдерживанию миграционных потоков в ЕС. Впрочем, в связи с массовым наплывом беженцев через Грецию и Италию Белоруссия для Евросоюза сейчас находится на периферии этой проблематики, хотя часть совместных программ по охране белорусско-польской границы всё же финансируется.

Таким образом, вопросы миграции не представляют на сегодняшний день сколь-либо сложной проблемы для Белоруссии, однако в будущем многое будет зависеть от экономического положения в стране, демографической ситуации и динамики иммиграции-эмиграции населения.

comments powered by HyperComments

Об авторе: rumolorg


© 2018 Русь молодая — Молодежь Союза — Информационный портал
Дизайн и поддержка: GoodwinPress.ru