Четверг, 19 октября 2017  RSS
Четверг, 19 октября 2017  RSS
День бесславия и пиара: пикет «Молодого фронта»
15:30, 09 сентября 2016

День бесславия и пиара: пикет «Молодого фронта»


8ov5-thoqouПикет «Маладога фронта» начался, как водится, не с активистов этой организации, а с журналистов. И судя по всему – это норма. Иногда возникает ощущение, что эти слова не просто легко рифмуются, но вообще являются синонимами. Потому что и в этот раз журналисты составляли большинство присутствующих. Был даже зарубежный журналист-немец, представившийся как Маркуй. Кстати, журналистов «TUT.BY» и «БЕЛАПАН» можно похвалить за пунктуальность – в назначенное время, 18:00, они уже были на месте. А вот репортёр «Радыё Свабода» в этот раз подкачала – она появилась буквально за минуту до прибытия опоздавшего активиста. Да еще какого активиста!

Увы, но это был не руководитель организации. Дмитрия Дашкевича несколькими часами ранее арестовали. Об этом в Facebook сообщила его супруга. Выражаем ей соболезнования в связи с пережитым волнением, ведь когда близкого тебе человека увозит автозак – это очень тяжело. Впрочем, Дмитрию такое не в первой – лидер организации, которую в Госдуме Российской Федерации предлагают признать террористической, уже сидел в тюрьме и даже в психлечебнице. Есть мнение, что он справится с этим кризисом.

Так вот, этим самым активистом был всем прекрасно известный Павел! Тот самый, который этой весной не расставался с коробкой для пожертвований. К другим его подвигам также относится удар ногой в грудь, полученный от пожилого человека на открытии граффити «Москва-Минск». В этот раз обошлось без коробки и всяких ударов, да и вообще всё прошло на диво мирно и быстро.

Павел (фамилия которого, кстати, Прокопович) немного припозднился. Скоростью, достойной Усейна Болта, он преодолел расстояние между трамвайной остановкой и проезжей частью. После чего развернул рулон обоев, передав второй конец велосипедисту полувоенной наружности, который также оказался участником акции. Немолодой мужчина всё это время не слезал со своего транспорта. Неподалёку от Павла, окружённого журналистами, также стояли два велосипедиста. Их велосипеды были украшены символикой белорусской оппозиции и националистов. Судя по этому, они были группой поддержки (мобильной) у Павла. Впрочем, они не произнесли ни слова одобрения в его адрес. Велосипедисты просто молчали. Похоже, что так они обозначили своё участие.

8ov5-thoqou

Сама акция, заняла, по сути, 2-3 минуты. Павел несколько раз выкрикнул «Оккупанты – вон!». Ответом ему был шум проезжающих машин и фраза, брошенная из окна одной из них: «Сам ты оккупант, ***…». Следующим лозунгом была классическое «Слава Украине!». Ответа нет. Даже от велосипедистов. Всё остальное время он посвятил общению с журналистами.

И всё бы было хорошо, журналисты внимают, слова о «дне воинской славы» и «оккупантах на Донбассе» текут рекой. С обрывами и водопадами, так как речь Павла была весьма сбивчива, он регулярно запинался и вспоминал нужные слова. Сам он, кстати, был мокрый. С его волос на воротник куртки регулярно падали увесистые капли. Волнение, что уж тут поделать.

xb6rrmt6mf4

Однако общению с журналистами помешали. Сначала пенсионер, позже представившийся Анатолием, подошел к Павлу и в непечатных выражениях обвинил его во лжи и продажничестве. Делал он это активно, но к рукоприкладству не перешёл. Не очень трезвый, но открытый в своих суждениях, Анатолий даже спросил у нескольких журналистов: «А меня за это не убьют?». Чуть позже к нему присоединилась пожилая женщина, проходившая мимо. На белорусском языке она произнесла обличительную речь против Павла, встав на защиту российского посольства, а значит и всей России в целом. Терещенко Алла Павловна, как она позже представилась, заявила, что большинство белорусов поддерживает дружбу с Россией, помня о единой истории, о братстве по крови и культуре. Её не остановил даже глумливый гогот нескольких журналистов.

gpihmntfgro

Посвятив общению с акулами пера многократно больше времени, чем акции, Павел свернул плакат и был таков. Акция, посвящённая «дню воинской славы», на самом деле вновь оказалась дешевым самопиаром. Об этом дне в истории стоит поговорить отдельно.

8 сентября 1514 года армия под командованием великого гетмана литовского, князя Константина Острожского, действительно разбила армию боярина воеводы Михаила Булгакова-Голицы. Всё это произошло в рамках очередной русско-литовской войны. Именно такое название встречается в литовской и, что важно, польской историографии. Так как одним из важнейших участников этой битвы являлся польский шляхтич Януш Сверчовский, командовавший тяжёлой польской кавалерией. Именно она решила исход этой битвы. Наши западные братья-славяне вполне заслуженно имеют право называть это и своей победой, как и наши соседи-литовцы.

autor_nieznany_malarz_z_kregu_lukasa_cranacha_starszego_bitwa_pod_orsza

«Битва под Оршей», автор неизвестен, XVI век

А что же белорусы? Надо понимать, что армия XVI века – это не современная армия. Основу, хребет тогдашних войск Литвы, Польши и Руси составляла дворянская конница. Учитывая, что на обширных равнинах Восточной Европы пехота была очень уязвима, большого распространения в то время она не получила. Исключением были обозные слуги, не обученные и плохо вооружённые. Поэтому среди литовско-польского войска наверняка были представители православной, «руськой» шляхты. Что и говорить, сам гетман Острожский был главой и членом знатного православного рода. Однако кроме них в битве также участвовали и литовцы (аукштайты и жемайты), и поляки.

Самоосознание народов как наций началось значительно позже. Тогда люди определяли себя скорее по сословиям и религии, чем по языку. Православный шляхтич мог с таким же презрением относиться к своим православным же «хлопам», как и его католический «коллега». Так что сражение православных Острожского и Булгакова-Голицы можно считать братоубийственной битвой.

Интересно также посмотреть и на московскую армию. В основном, это была такая же дворянская конница, вооружённая на татарский манер – лук, стрелы, сабля и лёгкие доспехи. И это абсолютно нормально. Постоянным противником Северо-Восточной Руси были именно татары, под чьим влиянием москвитяне переняли тактику степной конницы. Лучшим средством против такой тактики является именно таранный удар тяжёлой конницы, что и сделали поляки Януша Сверчовского.

Кстати, численность московского войска была не 40, и не 80, а те же 12 тысяч человек, что и у Острожского. Такие невозможные цифры распространял великий литовский князь и король польский Сигизмунд I Старый. Уже тогда этот политик с большой буквы понимал важность пиара. Он рассылал памфлеты и реляции об этой победе, возил с посольствами Михаила Булгакова-Голицу. Московский воевода пробыл в плену, на правах «ручного зверя» целых 37 лет. Такие были времена.

А эту войну, кстати говоря, Великое Княжество Литовское проиграло. Смоленск был потерян и все захваченные земли также вернулись под руку Ивана III. Решительно непонятно, почему белорусская оппозиция взяла эту дату как «день воинской славы». Очень интересно и грамотно рассмотрел эту битву военный историк Клим Жуков:

На пути домой была обнаружена интересная наклейка на столбе. Судя по всему, оппозиция заранее решила не пользоваться демократическими методами, а банально попытаться провернуть свой Майдан. Браво, что сказать.

Об авторе: Admin


© 2017 Русь молодая — Молодежь Союза — Информационный портал
Дизайн и поддержка: GoodwinPress.ru