Воскресенье, 22 июля 2018  RSS
Воскресенье, 22 июля 2018  RSS
14:24, 13 мая 2015

Григорий Михайлов: Примите нас такими, какие мы есть


эксперт по Центральной Азии Института стран СНГ Григорий МихайловО том, что получает ЕАЭС от присоединения Киргизии, в интервью «Росбалту» рассказал эксперт по Центральной Азии Института стран СНГ Григорий Михайлов.

— 8 мая были подписаны протоколы о вступлении Киргизии в ЕАЭС. Руководство страны заявило, что Киргизия полностью готова к членству в союзе. Вы с согласны с этим утверждением?

— В полной мере считать Киргизию готовой к вступлению в ЕАЭС, конечно, нельзя. Судя по всему, некоторые несоответствия стандартам союза будут ликвидироваться уже после присоединения. Речь идет, в первую очередь, о ветеринарных проблемах, защите границ от контрабанды, логистике, подготовке законодательной базы и информационной работе.

— Почему тогда, на ваш взгляд, было принято решение присоединить Киргизию к ЕАЭС сейчас, не дожидаясь прогресса в решении этих проблем?

— Мотивы высокопоставленных чиновников мне неизвестны. Возможно, просто было пора уже что-то делать — либо вступать, либо окончательно отказываться от идеи. На протяжении последних двух лет киргизские власти обещали, что Киргизия вот-вот вступит в Таможенный союз, который был предшественником ЕАЭС. Называли несколько крайних сроков, все из которых были в той или иной степени сорваны. В том числе, предполагалось, что Киргизия вступит в ТС к концу 2014 года. И часть бумаг действительно была подписана в конце декабря. Поэтому, можно сказать, на протяжении длительного времени Киргизия «одной ногой» находилась в ЕАЭС, а второй – в положении страны вне союза.

— Перед подписанием протоколов о вступлении в ЕАЭС власти Киргизии требовали внести в них изменения, хотя документы были согласованы заранее. Что стало камнем преткновения?

— Споры шли вокруг двух моментов. Киргизские чиновники, отстаивая интересы своей республики, просили предоставить льготное тарифное обложение для товаров, ввозимых из Китая (т.е. из-за пределов ЕАЭС) и предназначенных для реализации инфраструктурных проектов. Скорее всего, речь идет о строительстве дорог и модернизации столичной ТЭЦ, для чего необходимо завезти определенное оборудование, сырье и т.д. Члены ЕАЭС, вероятно, опасались, что под видом строительных грузов в Киргизию будут ввозиться и другие товары.

Второй пункт — Киргизия просила приравнять свою ветеринарную систему к системам остальных стран ЕАЭС. То есть киргизская продукция не должна проходить дополнительных проверок. Грубо говоря, «примите нас такими, какие мы есть». И по этому вопросу были серьезные разногласия. Киргизская ветеринария находится в значительно более плохом состоянии, чем аналогичные службы в других странах союза. За годы независимости ее фактически полностью развалили.

Кроме того, на территории Киргизии находится несколько природных источников заболеваний животных, например, сибирской язвы. Скот регулярно подхватывает болезни, которые вовремя не диагностируются. А местный фермер, обнаружив, что его корова болеет чем-то непонятным, просто забьет ее на мясо и продаст его на ближайшем рынке.

Сейчас в стране существует только одна лаборатория, которая может сертифицировать продукцию в соответствии с нормами ЕАЭС, еще несколько власти намерены запустить, но сроки неизвестны. Получается, есть вероятность, что скот или птица могут быть заражены. К тому же, сами крестьяне не имеют возможности сертифицировать свою продукцию, чтобы экспортировать ее в ЕАЭС.

— В итоге каких уступок добилась Киргизия?

— Четко неизвестно, поскольку документы для общественности пока недоступны и подробности не обнародованы. По предварительным данным, вопрос о льготах по тарифам при ввозе техники из Китая для реализации инфраструктурных проектов решен положительно. Вопрос о ветеринарии также решен в пользу киргизской стороны, но с некими оговорками.

— Руководство Киргизии заявило, что продукция, производимая на территории страны, будет соответствовать регламентам ЕАЭС. А какие киргизские товары будут поставляться на рынок союза?

— Те же, какие поставлялись и раньше, только в большем объеме. В первую очередь, это продукция сельского хозяйства: фрукты, зелень, картофель, молочная и мясная продукция, орехи. В некоторых регионах погодные условия позволяют снимать урожай дважды в год. В стране ведь есть даже альпийские луга. К тому же, Киргизия может предложить экологически чистую продукцию. Из-за развала сельского хозяйства некоторые поля обрабатываются по старинке, без химии. Отдельная статья – лесоводческая продукция, которая в Киргизии действительно хороша. Например, мед.

Также среднеазиатская республика может предложить партнерам по ЕАЭС продукцию переработки сельхозсырья — варенья, джемы, соки, картофельные чипсы и т.п.

Не надо также сбрасывать со счетов легкую промышленность. Одежду «made in Kyrgyzstan» нижнего и среднего ценового сегмента можно встретить в Москве, Петербурге, Екатеринбурге и других городах. В перспективе большой интерес представляет горнорудная промышленность — добыча золота и редкоземельных металлов.

— Что в принципе выигрывает Киргизия от вступления в ЕАЭС?

— Недавно Фонд Гэллапа по заказу Республиканской партии США провел социологические исследования в Киргизии. Их результаты показывают, что 76% населения поддерживают вступление в ЕАЭС. Против выступили 14%. Что касается преимуществ, то люди в основном называют возможность свободного доступа на трудовые рынки России. Ожидается улучшение положения мигрантов, которые и так уже находятся на ее территории. Им не придется покупать патенты, сталкиваться с дополнительными сложностями при регистрации, они смогут отдавать своих детей в детские сады и школы, обращаться в поликлиники. Аналогичными правами в Киргизии смогут пользоваться граждане России, Казахстана и других стран ЕАЭС. Для граждан Киргизии, конечно, это большой плюс. Такие перемены позволят экономить деньги, тратить меньше времени и сил на взаимодействие с органами правопорядка. Все-таки зачастую это коррупционная схема.

Нужно учитывать, что в среднем один киргизский мигрант, живущий в России, обеспечивает где-то трех-четырех человек в самой Киргизии. А в России находятся не менее 500 тысяч киргизских мигрантов (по некоторым данным, ближе к 700 тысячам). По сути, мигранты кормят половину Киргизии, так как общее население составляет около 5,5-6 миллионов человек.

Во-вторых, открываются рынки для тех товаров, о которых мы говорили. Это дает возможность для развития производства внутри страны. За годы независимости Киргизия потеряла практически весь свой промышленный потенциал. Почти все заводы были уничтожены, распроданы на металл и вывезены в Китай. Вступление в ЕАЭС дает некоторый шанс (но не гарантию) восстановить хотя бы часть промышленности. Появляется надежда, что в Киргизию придут инвестиции из стран ЕАЭС. Такие перемены могут способствовать выводу части теневой экономики на свет, что позволит увеличить налогооблагаемую базу.

— А что получают другие страны ЕАЭС?

— Вступление Киргизии в союз – это шаг скорее не экономический, а политический, затрагивающий, в первую очередь, тему безопасности. Центральная Азия – один из наиболее тревожных и взрывоопасных регионов. И Киргизия относится к наиболее слабым из ее звеньев. Экономическая слабость увеличивает потенциальную угрозу. ЕАЭС может помочь усилить экономику, благосостояние, социальную составляющую Киргизии и таким образом снизить вероятность серьезных потрясений. Причем эти потрясения могут оказаться опасными для других стран ЕАЭС. Если в Киргизии обстановка вспыхнет всерьез, то эта вспышка пройдет по всему региону и приведет к значительному количеству беженцев, распространению оружия, насилия и т.д. В этом не заинтересованы ни Россия, ни Казахстан. Принятие Киргизии в ЕАЭС дает возможность поддержать ее экономику, помочь ей стабилизировать ситуацию внутри страны и «встать на ноги». Если это удастся — результат будет на пользу и Киргизии, и России.

Во-вторых, вряд ли, конечно, в ближайшее время Киргизия будет вносить значительный вклад в экономику союза. Но в перспективе она может быть полезна своими ресурсами. Киргизия на 96% покрыта горами, и такой рельеф свидетельствует о значительных горнорудных запасах. Здесь нет нефти и газа, но есть золото, сурьма, ртуть, уголь, алюминий, различные редкоземельные металлы и т.д. Все это просто нужно правильно разрабатывать. Редкоземельные металлы сейчас большая ценность, особенно когда встает вопрос о производстве высокотехнологичной продукции. Самые большие запасы сосредоточены в Китае. И именно китайцы, кстати, пытаются контролировать эти месторождения в Киргизии.

— А Россия проявляет какой-то интерес к киргизским месторождениям редкоземельных металлов?

— Определенный интерес есть. Но на данный момент он, пожалуй, ознакомительного плана. Горнорудная отрасль республики испытывает серьезные проблемы из-за низкой инвестиционной привлекательности. Люди, вложившие деньги в горнорудку, могут столкнуться с незащищенностью частной собственности, давлением местных сообществ и чиновников. Наиболее яркий пример — судьба крупнейшего в регионе золотого рудника «Кумтор». Канадские инвесторы вложили значительные средства в его запуск 17 лет назад, подписали все необходимые бумаги, но все равно сталкиваются с регулярными попытками киргизских властей пересмотреть условия сотрудничества. Тема рудника весьма политизирована, из-за чего работа предприятия несколько раз блокировалась митингующими местными жителями.

Пока в Киргизии не стабилизируется обстановка, серьезные российские инвестиции сюда все-таки вряд ли придут. Либо они придут не по экономическим соображениям, а по распоряжению сверху. То есть будут политически мотивированы.

Определенные инфраструктурные проекты российская сторона здесь реализует или обещает реализовать. Но сама экономическая ситуация внутри России сужает это окно возможностей.

— По мнению киргизского политолога Марса Сариева, 80% населения республики считают, что их страна вступает в организацию наподобие СССР. Такая оценка соответствует действительности? И насколько вообще жители Киргизии имеют представление о ЕАЭС как таковом?

— Марс Сариев не проводил социологические исследования, позволяющие говорить о конкретных цифрах. Но в определенном моменте он прав. С одной стороны, тема вступления в ЕАЭС здесь обсуждается достаточно регулярно и часто. И она весьма политизирована. На этой теме очень любят спекулировать ее противники, заявляющие, что Киргизия потеряет независимость и вновь станет частью Российской империи. Некоторые и вовсе считают, что Путин и Обама ночами не спят, решая судьбу Киргизии и пытаясь друг друга перехитрить.

То есть обсуждение есть. Но осведомленность о конкретике и последствиях тех или иных шагов примерно такая же, как и у всего земного шара о лихорадке Эбола. Вроде бы, все слышали, но на самом деле никто не разбирается. Глубокого всестороннего обсуждения практически нет. И это достаточно серьезное упущение.

Это относится не только к населению, но и к чиновникам, которые не могут внятно ответить, как будут протекать те или иные процессы. Так что с серьезной проработкой темы ЕАЭС в информационном пространстве Киргизии большие проблемы.

comments powered by HyperComments

Об авторе: rumolorg


© 2018 Русь молодая — Молодежь Союза — Информационный портал
Дизайн и поддержка: GoodwinPress.ru