Пятница, 24 ноября 2017  RSS
Пятница, 24 ноября 2017  RSS
Истоки украинского и белорусского сепаратизма
21:30, 21 января 2014

Истоки украинского и белорусского сепаратизма


Процесс формирования национальной идентичности молодого белорусского государства все еще не завершен. На фоне этого, появилось множество самодеятелей от истории и философии, которые в своих измышлениях пытаются увести нас от истины. Защищая свою идентичность, свое духовное наследие мы боремся за наше будущее. На электронных страницах нашего портала, мы публикуем статью Николая Ону́фриевича Ло́сского. Выдающегося представителя русской религиозной философии, одного из основателей направления интуитивизма в философии. В 1922 году он был выслан из России советским правительством. С 1922 по 1942 г. жил в Праге. С 1942 по 1945 г. был профессором философии в Братиславе, в Чехословакии. С 1947 г. после переезда в США преподавал в Свято-Владимирской духовной академии в Нью-Йорке в звании профессора. Умер Лосский в Париже 24 января 1965.

Выработанная Европой высокая культура, ценная для всего человечества, продолжает развиваться с различными вариациями в ряде европейских государств.

Несмотря на сложность строения этих государств, в каждом из них выработалось единое национальное сознание, ценимое большинством граждан государства сознательно или, по крайней мере, подсознательно. Но в тоже время в каждом из них имеются лица, отталкивающиеся от великого национального целого и предпочитающие ему особенности своей провинции. Они хотели бы возвести свою провинцию на степень нации, образующей самостоятельное государство. Предпочитая ценности своей провинции ценностям великой нации, в состав которой они входят, они начинают критиковать её ценности, стараются видеть в ней действительные или воображаемые недостатки и проникаются ненавистью к ней. Дальше своей колокольни они ничего не видят. Такое умонастроение нельзя назвать национализмом: это — провинциализм.

В наше время среди украинцев-эмигрантов сильно развился украинский национализм, пропитанный ненавистью к России, доходящий до утверждения, что враг номер один — не коммунизм, а русский народ. После падения советской диктатуры такие украинцы хотят отделения Украины от России и образования от неё самостоятельного государства. Но ведь в течение всей своей истории украинцы считали себя русскими и, соединившись в ХVII веке с Россией, естественно так слились с нею, что в большинстве случаев в общественной жизни даже и вопрос не подымался о том, кто великоросс и кто малоросс.

Сепаратисты ненавидят слово “Малороссия”. Они упускают из виду, что это название почетное, возникшее не в России, а в Византии. Основную часть страны греки называли “Малая”, например, словами “Малая Эллада” они называли основную Грецию на Балканском полуострове, а разросшаяся греческая колония в Южной Италии — это “Большая Эллада”. Так и в применении к Руси в Византии словами “Малая Россия” была названа Галицко-Волынская Русь, а впоследствии это название распространилось на всю юго-западную Русь. Оно означает, что “Малороссия есть основная Россия. Недаром в Летописи Нестора говорится: “Се повести времянных лет, откуда есть пошла русская земля, кто в Киеве нача первее княжити, и откуда русская земля стала есть”. Слова “малоросс” “белорус”, “великоросс” подчеркивают единство этих трех ветвей русского народа.

Фанатики-сепаратисты, желая доказать, что русские и украинцы – два разных народа, и преувеличивая значительность Украины, распространяют ложные представления о ней. Об этом сказано в книге, которую написал любящий Малороссию и Россию украинец А. Царинный (Стороженко) «Украинское движение». Князь А.М. Волконский написал к этой книге обстоятельное введение. В нём он говорит о четырех неправдах движения украинских сепаратистов “о неправде этнографической, филологической, хронологической и географической”.

“Неправда этнологическая заключается в утверждении, что издревне существовал особый украинский народ”. Из Несторовской летописи мы знаем племена и места, где они расселились, “знаем, что все это были близкие по родству племена, объединенные современниками под общим именем славян, а позднее, с установлением государственности, под именем русских”.

“Филологическая неправда состоит в утверждении, что малоросский или украинский язык самостоятельного, тоже славянского, но не русского происхождения. Единство древнерусского языка бесспорно установлено наукой. Возьмите отрывки из Новгородской, Киевской и Галицкой летописи, вычеркните имена и года, дайте простому смертному, хотя бы и хорошо знакомому со славянской грамматикой пусть определит из которой летописи каждый отрывок”. Конечно, специалист-лингвист найдет различия, но не языка и даже не диалектов, а только говоров. Три наречия русского языка, малоросское, белорусское и великорусское стали развиваться после татарского нашествия, когда Малороссия и Белоруссия были отдельны от остальной Руси и вошли в состав Литовско-Русского Государства, вступившего потом в унию с Польшей.

Хронологическая неправда, говорит князь Волконский, “состоит в сознательном переселении позднейших исторических событий, понятий, имен в предыдущие века”, например, в утверждении, что Владимир Святой был правителем Украины и крестил украинцев. “Неправда географическая состоит в том, что имя Украины совершенно произвольно распространяют на соседние с ней земли. Украина никогда до Черного моря не доходила: то пространство, которое со времен Екатерины Великой звалось Новороссией, было в киевский период “степью”, привольем враждебных Руси кочевников. С XV века оно принадлежало Турции; еще в XVII веке оно оставалось для русских людей чужой землей: недаром звали его “Диким полем”. От Турции его отвоевала Русская Империя”.

До середины XII века Киевский период был блестящей эпохой истории Руси. Ростовско-Суздальская Русь находилась в теснейшей культурной и государственной связи с Киевской областью. Непонятно, каким образом серьезный историк может вопреки очевидности отрывать историю великорусских княжеств от истории Киевского периода. Современный украинский историк Дорошенко в книге “История Украины” пишет: “Украина и Россия принадлежит к одной и той же политической системе, управлялись одной и той же династией, имели главой Церкви Киевского митрополита и, таким образом, до известной степени имели общую жизнь”.

Напомню, только небольшое количество фактов, известных всякому историку. Ярослав Мудрый был князем в Новгороде и потом, победив Святополка Окаянного, стал также князем Киевским, а после смерти Мстислава овладел еще и Тмутараканским княжеством. Умирая, он поручил своему старшему сыну Изяславу Киев и Новгород. Сын его Святослав “владел Черниговом и землями, охватывавшими в общей сложности громадное пространство от Чернигова до Рязани и Мурома, включая сюда и земли вятичей. Ему же досталась и далекая Тмутаракань”. Сын Ярослава Всеволод “получил самую южную землю Переяславскую, земли по Волге, а также Ростов, Суздаль и Белоозеро”. Итак, с самого начала будущая Великороссия находилась в тесной связи с Киевской областью. Другой, не менее значительный и почитаемый всеми русскими великий князь Владимир Мономах (1113-1125), будучи приглашен в Киев, остался вместе с тем князем переяславским и ростово-суздальским. Не менее тесная связь Владимиро-Суздальской Руси и будущего Московского государства с Киевской областью сохранялась благодаря духовенству, главному носителю культуры того времени.

Примером могут служить проповеди епископа Серапиона, который был сначала архимандритом Киево-Печерского монастыря, а в 1274 году стал епископом во Владимире в Суздальской области. Его проповеди были одним из образцов “Киевской школы проповедничества”. Митрополит Максим перешел из Киева во Владимир в 1299 году. Митрополит св. Петр, родом из Галиции, существенно содействовал возвышению Москвы, когда перенес митрополичью кафедру из Владимира в Москву (1308-1325). Митрополит св. Алексий (1355-1377) родился в Москве, но он был сыном черниговского боярина, переселившегося в Москву. Живя в Москве, они, тем не менее, титулировались: “Митрополит Киевский и всея Руси”.

Впервые после политического обособления юго-западной от северной и северо-восточной Руси, когда Галиция, Волынь и Киевская область вошли в состав Литовско-Русского государства, вступившего потом в унию с Польшей, началось то развитие языка и общественной жизни, вследствие которого возникли три ветви русского народа – великороссы, малороссы и белорусы. Но и после политического обособления малороссы и белоруссы сознавали себя русскими и боролись против ополячения и окатоличевания за сохранение своей русскости и православия. Даже в XIX веке, когда галичане во время революции 1848 года организовали национальный Совет, они назвали его “Головна Руска Рада”. Когда Подкарпатская Русь была после первой мировой войны присоединена к Чехословакии, был произведен в ней референдум с целью выяснить, какой язык хотят иметь в школе карпатороссы. 82% карпатороссов пожелали русского языка, и только 18% подали голос за украинский язык. После присоединения части Малороссии к России в XVII веке украинский народ спустя короткое время так слился с остальными русскими, что в большинстве случаев только по фамилии или по месту рождения можно было догадаться, кто малоросс, кто великоросс, и кто белорус.

Все три ветви русского народа совместными усилиями выработали великую культуру, которая в конце XIX и начале XX века была на уровне западноевропейской культуры. Чтобы согласиться с этим, достаточно вспомнить русскую литературу, музыку, науку, инженерное искусство; после великих реформ Александра II русский суд был выше западноевропейского; высоко развилось земское и городское самоуправление; благолепие русского православного богослужения теперь стало известен всему миру. Русский литературный язык принадлежит к числу особенно высокоразвитых языков. Выработали его совместными усилиями и великороссы, и малороссы, и белорусы. Достаточно вспомнить имена Гоголя и Короленко, чтобы признать участие украинцев в том великом достижении.

Даже Шевченко писал свой дневник, не предназначенный для печатания, на общерусском литературном языке. Думая о России, украинцам следовало бы руководиться примером такого гения, как Гоголь. В своих произведениях Гоголь прекрасно изобразил привлекательные черты малороссов и природы Малороссии. Он страстно любил свою родину, но вместе с тем он любил весь русский народ, русский язык и Россию, как государство. Национальное сознание его было великодержавное русское. Интеллигентные малороссы творили в XIX веке великую культуру в неразрывной связи со всем русским народом, не отделяя себя от великороссов. Таковы, например, в области литературы Капнист, Гнедич (переводчик Илиады), Гоголь, Достоевский, Короленко, Мордовцев; в области философии Г.С. Сковорода, профессора Т.Ф. Осиповский, С.С. Гогоцкий, и особенно Юркевич, приглашенный из Киевского университета в Московский; в области других наук упомяну из множества видных ученых лишь несколько имен: историк Костомаров, лингвист Потебня, математик В.Г. Имшенецкий, зоолог А.О. Ковалевский, минералог В.И. Вернадский, сын его русский историк Г.В. Вернадский, геолог H.И. Андрусов, Данилевские, Петрушевские, Прокоповичи. В области живописи всем известный Лосенко, Левицкий, Боровиковский, Репин, гениальный Врубель, композиторы Березовский, Бортнянский, Ведель. В государственной деятельности – князь Александр Андреевич Безбородко в царствование Екатерины II и Павла I, граф Иван Васильевич Гудович, выдающийся полководец. Да разве всех перечислишь.

В состав подлинного национализма входит любовь к значительным событиям исторического прошлого народа. К великому прошлому Малороссии принадлежит множество событий и процессов, неразрывно связывающих ее с Россией. Блестящий Киевский период был, как установлено с абсолютной очевидностью, тем общим корнем, из которого вслед за ним выросли на западе украинская и на северо-востоке великорусская ветвь русского народа. Когда юго-западная Русь политически была обособлена от северной и северо-восточной Руси, украинцы и белорусы вели героическую борьбу за сохранение своей русскости и Православия, основывая братства (например, Львовское), школы, типографии. После соединения части Малороссии с Московским государством, которое вскоре стало Российской Империей, малороссийский народ вместе с великорусским создал величие Империи. Тяжелую борьбу приходилось вести русскому народу вместе с Малороссией против турок и крымских татар. В 1677-1681 годах происходила русско-турецкая война, в которой следует отметить два чигиринские похода.

Для защиты Малороссии в первом чигиринском походе 1677 г. участвовала русская армия из 32 тысяч бойцов и около 25 тысяч казаков с гетманом Самойловичем во главе. Во втором чигиринском походе в 1678 г. русская армия состояла из 50 000 и около 40 000 было казаков. По Бахчисарайскому мирному договору турки признали Левобережную Малороссию и Киев частью Русского государства. Особенно ясно обнаружилось отношение малороссов к России, когда шведская армия Карла XII вторглась на Украину. Мазепа изменил России, но за ним последовало менее 5 000 казаков, а остальное население осталось верным России, выдержало осаду Полтавы, боролось со шведами в составе русской армии, а также в партизанских отрядах.

Говоря о великом прошлом Украины, связывающем ее с великим прошлым России, на первый план нужно поставить воспоминание о первоклассной культуре, выработанной сообща всеми тремя ветвями русского народа во второй половине XIX века и в начале XX века. Если сепаратистам-украинцам удалось бы отделить Украину от России и образовать самостоятельное государство, культура Украины пострадала бы. Отрекшись от великой прошлой культуры, выработанной путем органической связи всех трех ветвей русского народа, шовинисты-украинцы достигли бы только ускоренного развития провинциальных особенностей своего языка и своего быта. Любовь к своему быту и наречию может и должна быть удовлетворена в форме федерации с остальными областями России, федерации такой, при которой единство культуры и великие задачи ее были бы сохранены.

В наше время появился и белорусский сепаратизм. О нем после рассмотрения украинского сепаратизма можно высказать очень кратко аналогичные соображения. Подобно украинскому, белорусский язык с его фонетическими и морфологическими особенностями стал развиваться в XIV-XVI веках, западные области русского народа были политически обособлены от восточных. Как и украинцы, белорусы все время боролись за свою русскость и за Православие против ополячивания и окатоличивания. Сознание того, что белорус есть русский, мне хорошо знакомо, потому, что я сам белорус, родившийся в Двинском уезде Витебской губернии в местечке Креславка на берегу западной Двины. Учась в Витебской гимназии, я, в возрасте двенадцати лет, читал только что появившуюся книгу “Витебская старина” (1883 г.). Из нее я узнал о нескольких веках борьбы белорусов за свою русскость и Православие. С тех пор мне стало ясно, что называние себя белорусом имеет географическое значение, а этнографически для белоруса естественно сознавать себя русским, гражданином России.

Николай Лосский

Впервые опубликовано в 1958 году в журнале «Грани».

___________________________

comments powered by HyperComments

Об авторе: Admin


© 2017 Русь молодая — Молодежь Союза — Информационный портал
Дизайн и поддержка: GoodwinPress.ru