Понедельник, 23 октября 2017  RSS
Понедельник, 23 октября 2017  RSS
«Красноармейская правда» на полях белорусских сражений.  Из воспоминаний Савина Михаила Ивановича
13:46, 31 августа 2016

«Красноармейская правда» на полях белорусских сражений. Из воспоминаний Савина Михаила Ивановича


9f8e835e89e43ba634de47455d22c44e_800x1030.0429184549_CENTER_CENTER_416b69587eb128e18ef639329d7ad35e_wcenterФотографии, сделанные на фронтах Великой Отечественной – это особые свидетельства истории, ее живые документы и вечная память. Они волнующе зримы, сохранив свою наглядную точность, будут чутко восприниматься многими поколениями людей.

В числе журналистов, мастерством и ратным трудом создававших летопись Победы – Михаил Иванович Савин, фотокорреспондент «Красноармейской правды» с марта 1941 по ноябрь 1945 года. Утром 23 июня 1941 года на аэродроме в Лошице Михаил Савин сфотографировал только что вернувшихся из боя летчиков-истребителей капитана Новикова и лейтенанта Ибатулина, которые сбили над Минском по одному немецкому самолету. Последние военные снимки он сделал на Балтийском побережье за Кенигсбергом, в скопище капитулировавших гитлеровских частей, до этого яростно сопротивлявшихся на косе Фриш-Нерунг. И не счесть, сколько кадров отснял на Западном и 3-м Белорусском фронтах его безотказный «ФЭД» за все военное лихолетье.

9f8e835e89e43ba634de47455d22c44e_800x1030.0429184549_CENTER_CENTER_416b69587eb128e18ef639329d7ad35e_wcenter

Михаил Савин запечатлел лики участников тех эпохальных исторических событий, покрытые горькой пылью отступления и азартной радостью освобождения. На газетных страницах помещены его снимки, прославляющие защитников Минска, Могилева, Смоленска, Вязьмы и Москвы, бойцов и командиров, которые первыми вступили на белорусскую землю, очищенную от захватчиков, и которые первыми перешли германскую границу в Восточной Пруссии… В один из дней Московской битвы Савину удалось сфотографировать генерала армии Г.К. Жукова, недоступного тогда для журналистов.

Не осталась за кадром и жизнь «Красноармейской правды». Многое Михаил Савин фотографировал просто так, на память редакционным собратьям. А получилось, что и такие снимки стали документами не только истории нашей газеты, но и истории журналистки и литературы времен Великой Отечественной войны. Снимки Савина в значительной мере помогли исследователям творчества писателей и поэтов Александра Твардовского, Алексея Суркова, Вадима Кожевникова, Михаила Матусовского, Евгения Воробьева, художника Ореста Верейского – сотрудников «Красноармейской правды».

Михаил Савин дружил с Александром Трифоновичем Твардовским и по-дружески много раз фотографировал его.

Михаил Савин повидал многое и снимал всё: горечь отступления, бесстрашие бойцов под Москвой, великую Курскую битву, страшное разорение родной земли, победные сражения на последних фашистских рубежах… Многие его кадры стали классикой отечественной военной фотографии.

На протяжении всех долгих военных лет он беспрерывно снимал фронтовые будни Создавал свою уникальную фотолетопись войны. Минск, Гомель и Великие луки, Днепр, Сож, Березина… Битвы под Вязьмой, под Москвой, Курская дуга, освобождение Смоленска, Беларуси, Прибалтики, Восточной Пруссии…

Герои его снимков – красноармейцы, офицеры, генералы. Своим верным, прошедшим огонь и воду «ФЭД» он выхватывал из смертельной круговерти их светлые улыбающиеся лица, даровал им бессмертие и вечную молодость. На его снимках они навсегда остались молодыми и красивыми. Вместе с ними он месил липкую дорожную грязь во время отступления 1941 года. Выбирался из окружения. Голодал. Вяз в болотах. Мерз в стылых окопах передовой. Ходил вместе с ними в атаки. Не раз прощался с жизнью. Выживал, всем смертям назло. И снимал, снимал, снимал… На самом острие переднего края. Под артобстрелами, под бомбежками, под пулями. И за всю войну ни одного ранения. Ни единой царапины, словно сам Бог хранил его.

t_savin_17

Михаил Савин, взгляд на Великую Отечественную

Война ворвалась в жизнь Михаила Савина тем роковым июньским утром. Залитый ярким воскресным солнцем Минск в одночасье померк. Вот, что писал по этому поводу сам Михаил Савин: «Голоса людей стали тихими. Говорили мало, почти шепотом, словно солдаты, находясь в разведке. Настроение было каким-то непонятным. Было и страшно, и в то же время чувствовалась уверенность в силе своей страны. Но самое главное, было жаль расставаться с мирной жизнью, с молодостью».

Нападение фашистской германии не стало для сотрудников «Красноармейской правды» большой неожиданностью. Тревожные предчувствия витали в воздухе давно. Войну ждали. К ней готовились. Именно из-за осознания ее неотвратимого приближения Михаил, который работал в Минске собкором фотохроники ТАСС, и перешел в 1941 году в редакцию военной газеты. Он хотел заранее подготовить себя к работе на фронте. Война не заставила себя долго ждать.

Первый день прошел относительно спокойно. Над городом, словно стервятники, кружили немецкие самолеты-разведчики. Бомбежки начались на следующий день – 23 июня. Ранним утром немецкая воздушная армада разбомбила железнодорожный узел и аэродром. Этот день стал для Михаила днем боевого крещения…

Сразу после окончания бомбежки он примчался снимать летчика, который в первых боях сбил несколько вражеских самолетов. Снимок шел в номер, поэтому Михаил старался все сделать максимально быстро. Выполнив намеченную работу, он собрался уже возвращаться в редакцию, когда над аэродромом вновь показались немецкие бомбардировщики. Начался очередной налет. Спасаясь от рвущихся повсюду авиационных бомб, Михаил запрыгнул в ближайший ров. Укрытие было битком забито народом – летчики, механики, охрана. И Михаил чуть было не напоролся на приподнятый штык винтовки одного из них. Когда самолеты, сбросив смертоносный груз, удалились, Михаил покинул убежище и отправился в редакцию, захватив с собой свой первый военный «трофей» – еще не остывший осколок фашистской бомбы.

24 июня первые бомбы полетели на головы мирных жителей белорусской столицы. Фашисты начали бомбить Минск. Михаила в то время в городе не было. Вместе с литсотрудником Черневичем он искал следы недавнего столкновения красноармейцев с немецким десантом, сброшенным согласно сведениям. полученным из штаба округа, этой ночью.

Вернувшись в город, Михаил с товарищем стали свидетелями жуткого зрелища.

Ночью 25 июня редакция газеты «Красноармейская правда» покинула Минск, направляясь вслед отступающим войскам. Первые военные номера газеты выпускали на полуторках. Подготовленный заранее на случай войны специальный поезд – передвижная типография с вагонами, оборудованными и для наборного цеха, и для ротационной машины, предназначенной для цинкографии, и для работы и житья сотрудников, – который находился на запасных путях Минского железнодорожного узла, разбомбили во время первого налета. Дорога была тяжелая, полная тревог и опасностей.

В первые месяцы войны работать было труднее всего. Надлежащей связи не было. Оперативно найти нужную часть, снять героев последних боев и вернутсь я в редакцию было задачей не из легких. Тем более, что редакция меняла свое местонахождение чуть ли не ежедневно. И на передовой ситуация менялась очень стремительно.

А тут еще в сутолоке отступления потерялся ящик с фотоаппаратурой и фотопринадлежностями – запасная камера, пленка, фотобумага, реактивы, увеличитель.  Отснятые пленки приходилось проявлять в обычной тарелке. Это доставляло массу неудобств. Только в Могилеве Михаил приобрел все необходимое для работы. Там же, в Могилеве, Савина чуть было не расстреляли как немецкого лазутчика. Решил он поснимать летчиков. а красноармейцы, увидев фотоаппарат, приняли его за шпиона. Если бы вовремя не подошел командир дивизии, с которым Савин был знаком еще до войны, его наверняка прикончил \и бы без суда и следствия у первого же окопчика. Время было такое. Вокруг царила полная неразбериха. Немецкие диверсанты, переодетые в форму советских офицеров, заполонили наш тыл. Никакие документы в расчет не брались.

Нельзя сказал, что смерть шла за Михаилом по пятам. Он сам ходил за ней, испытывая судьбу, постоянно держал ее за хвост. Со своей камерой он вечно лез в самое пекло. Судя по всему, в небесной канцелярии вынесли по поводу отчаянно смелого и талантливого фотокора свой вердикт. Михаил свое необычное везение приписывал «талисману» – небольшому фарфоровому колечку для штор. Он свято уверовал, что именно оно и берегло его во всех переделках. Дважды Савин его терял. И дважды оно возвращалось к своему хозяину. После этого Михаил пристегнул свой оберег в кармане гимнастерки и не расставался с ним до конца войны…

Он прожил долгую и счастливую жизнь. После войны Михаил Савин сорок пять лет проработал фотокорреспондентом, легендарного в советское время журнала «Огонек». Исколесил все бескрайние просторы Советского Союза – от Камчатки и до Калининграда, от дрейфующих льдов Арктики до знойных песков Каракумов. Его творчество нашли призвание. Более пятнадцати раз он был участником крупных общесоюзных и международных выставок. Много раз устраивал и персональные экспозиции. Неоднократно выставлялся в Западном Берлине.

В 2006 году его не стало. Но с нами остались его снимки – застывшие мгновения его яркой, разнообразной, насыщенной жизни.

original

 

Об авторе: Admin


© 2017 Русь молодая — Молодежь Союза — Информационный портал
Дизайн и поддержка: GoodwinPress.ru