Лев Криштапович: Евразийский союз как магистральный путь для постсоветских стран (часть 1)

КриштаповичВ 2016 году исполняется 25 лет, как с политической карты мира был стерт Советский Союз, который являлся не только одной из величайших держав в истории человечества, но и страной-цивилизацией, устремленной в будущее. На развалинах великого государства образовалось два десятка признанных, полупризнанных и непризнанных государств, которые стремятся найти приемлемую для них дорогу в будущее. При этом очевидно, что магистральным путем для постсоветских стран является евразийская интеграция, о глубинной сути которой размышляет известный белорусский ученый, доктор философских наук Лев Евстафьевич Криштапович.

Общеизвестно, что Президенты России и Белоруссии Владимир Путин и Александр Лукашенко квалифицировали разрушение СССР как геополитическую катастрофу ХХ века. На недавнем V Всебелорусском народном собрании (22-23 июня 2016 г.) белорусский лидер вновь подчеркнул, что «крушение Советского Союза действительно было крупнейшей геополитической катастрофой».

И здесь возникает сакраментальный вопрос: может ли геополитическая катастрофа служить основанием независимости Белоруссии? Почему катастрофа является независимостью – невозможно понять. Только абсолютно неграмотные или сошедшие с ума люди могут утверждать подобное. Но ведь белорусскому общественному сознанию как раз и навязывается этот неграмотный или сумасшедший взгляд, будто бы Белоруссия после крушения Советского Союза стала независимой и суверенной державой. Даже с точки зрения здравого смысла, элементарной логики должно быть понятно, что после геополитической катастрофы на постсоветском пространстве образовались не новые независимые государства, а лишь политические осколки, лишенные действительных признаков государственной независимости и самостоятельности. Глупо смешивать политические вывески постсоветских образований, на которых написана их государственность, с их реальным суверенитетом. Собственно говоря, это признает и Президент Белоруссии Александр Лукашенко, который на V Всебелорусском народном собрании сказал, что после этой геополитической катастрофы «создавались предпосылки, чтобы Белоруссия была под внешним управлением. В те годы народу Белоруссии предстояло отстоять свой суверенитет». Разумеется, это относится не только к Белоруссии, но и ко всем другим постсоветским осколкам, в том числе и самому большому – Российской Федерации.

О том, что распад Советского Союза был геополитической катастрофой и в России, и в Белоруссии говорится немало. А в чем суть произошедшего четверть века назад?

Чтобы понять сущность геополитической катастрофы ХХ века и тех условий, в которых оказались народы новых якобы независимых государств, следует обратиться к эпохе феодальной раздробленности. Тогда на Руси существовало довольно много великих и удельных княжеств и внешне самостоятельных земель. Формально это были суверенные государства. А фактически – политические осколки некогда единого Древнерусского государства. В чем выражалась несостоятельность формального суверенитета упомянутых княжеств и земель? В том, что они находились под внешним управлением. Северо-Восточная Русь под золотоордынским игом, а Юго-Западная и Западная Русь (нынешняя Украина и Белоруссия) под польско-литовским. Отстаивая, защищая свой удельный суверенитет, свой удельный интерес, правители удельных княжеств тем самым отстаивали раздробленность или, выражаясь современным языком, дезинтеграцию своей общерусской земли, то есть сохраняли условия, при которых их удельные княжества продолжали находиться под внешним управлением.

Почему Куликовская битва считается поворотным пунктом в истории русского народа? Потому что Дмитрий Донской на Куликовом поле защищал не только свое Великое княжество Московское, но и все другие русские княжества и существовавшие тогда вечевые республики, не только свою московскую, но и всю Русскую землю. На Куликовом поле родилось независимое Русское государство. Ровно через сто лет, в 1480 году, великий князь московский Иван III разрывает в присутствии послов татарского хана его грамоту. Этим актом ордынское иго или внешнее управление на русских землях официально объявлено прекращенным.

В чем историческое значение для белорусов и украинцев разделов Речи Посполитой в конце XVIII века? В том, что Белоруссия и Украина окончательно освободились от польско-шляхетского ига или внешнего управления и, воссоединившись со всей Русской землей, восстановили свою цивилизационную суверенность и этническую идентичность, возвратились в свою общерусскую историю. И хотя польская шляхта, используя пропольские симпатии Александра I, стремилась продолжить свое внешнее управление на украинских и белорусских землях, тем не менее 24 октября 1795 года является знаменательным днем в белорусском историческом календаре, когда польско-шляхетское иго на белорусских землях было официально ликвидировано.

Это история. А как это связано с современностью?
Аналогично обстоит дело и на постсоветском пространстве. Как бы руководители так называемых новых независимых государств не распространялись на тему суверенитета и независимости, объективно их удельные государства находятся под внешним управлением США и Евросоюза. Будь это рекомендации Международного валютного фонда или какие-то иные формы западного доминирования на постсоветском пространстве.
Какие постсоветские государства вы имеете ввиду?

В первую очередь, братскую нам восточнославянскую Украину. Т.н. евроинтеграцию Украины объективно поддерживает меньшинство украинцев. Ядро евроинтеграторов состоит из торговцев, чиновников, литераторов, певцов и певичек, представителей многочисленных экспертных сообществ, для которых перспективы евроинтеграции сопряжены с выгодами власти и больших денег, даже если все это будет основано на махровом бандеровском фашизме.

Очевидно, что украинской евроинтеграции как некоего народного движения не существует, есть только шумная возня преимущественно полуинтеллигенции (от одного берега отплыли, а к другому не приплыли), деятельность эта своекорыстная, эгоистическая, поддерживаемая идеологически, дипломатически, политически, финансово США и Евросоюзом. Это хорошо видно на примере «добровольческих» батальонов «Азов», «Айдар», «Днепр», которые представляют собой не армейские формирования, а военизированные банды, где грабеж, истязания, избиения беззащитных людей возводятся в ранг евроинтеграционной государственной политики. Все это сродни временам петлюровщины в годы Гражданской войны и бандеровщины во время Великой Отечественной войны.

Например, 4 марта 1919 года петлюровский атаман Семесенко, стоявший под Проскуровом, отдал приказ своей запорожской бригаде перебить еврейское население. И началось избиение. Пьяные разбойники во главе со своими офицерами врывались в мирные дома и вырезывали поголовно целые семьи. С утра до вечера перебили 3 тыс. человек. Только один человек был убит пулей – православный священник, пытавшийся остановить извергов. Все остальные были зарезаны.

Так же действовали бандеровцы в Волынской резне, когда головорезы из «Украинской повстанческой армии» в 1943 году осуществили массовое уничтожение польского гражданского населения. В результате бандеровских зверств погибло до 100 тыс. человек. Польский сенат 8 июля 2016 года принял постановление, в котором Волынская резня названа геноцидом и предложил сделать 11 июля днем памяти жертв геноцида, cовершенного бандеровцами против поляков.

Аналогично действуют последыши петлюровцев и бандеровцев в наше время на Юго-Востоке Украины. Во втором докладе «Военные преступления украинских силовиков: пытки и бесчеловечное отношение», подготовленном Фондом исследования проблем демократии, говорится, что «практика пыток и бесчеловечного отношения со стороны Службы безопасности Украины (СБУ), украинских вооруженных сил, Национальной гвардии и других соединений Министерства внутренних дел Украины, а также незаконных вооруженных формирований, таких как «Правый сектор», не только не прекратилось, но приобретает все более масштабный и системный характер».

Фашистский характер таких формирований подтвержден и в Докладе Совета ООН по вопросам прав человека. В нем говорится, что «ультранационалистические группы и другие вооруженные формирования, такие как «Правый сектор», «Свобода» и «Самооборона» должны быть признаны незаконными и их нужно разоружить, расформировать и подвергнуть судебному преследованию или подчинить закону».

В 14 Докладе ООН, посвященном соблюдению прав человека на Украине, отмечается, что «граждане страны подвергаются пыткам в застенках СБУ. В стремлении скрыть эти злодеяния, СБУ в конце мая 2016 года не допустила сотрудников миссии ООН в свои секретные тюрьмы, где находятся незаконно задержанные».
Французский журнал «Nations Presse», характеризуя социально-политическую ситуацию на Украине, отмечает, что она напоминает последние дни третьего рейха. В частности, говоря о мобилизации на Украине, он пишет: «Кампания по вербовке проводится правоэкстремистскими группировками «Правый сектор», «Патриот Украины», УНА-УНСО в сотрудничестве с Министерством внутренних дел. Множество лагерей, находящихся недалеко от Львова и Киева, уже принимают сотни этих «добровольцев» для того, чтобы их обучить, «закалить» и сделать убийц в интересах глобалистов».

Итальянское средство массовой информации «Agora Vox», описывая неприглядную политическую действительность Украины, констатирует: «Европа закрывает глаза на все: на бомбардировку беззащитного населения, ревизионистскую переоценку роли Бандеры и его соратников – кровавых убийц евреев и поляков по всей Европе во время Второй мировой войны. И хотя ксенофобские и антисемитские сторонники Петлюры и Бандеры вновь получили оружие на украинской земле, даже Германия, до сих пор являющаяся олицетворением коллективной вины за ужасы нацизма, упорно молчит, принимая как лучшего союзника на востоке Европы страну, где даже в 2015 году вы рискуете жизнью только потому, что ваши родители говорят на языке, отличающемся от государственного».

Французский сенатор Натали Гуле в эфире радио «Франс–Интер» заявила, что «в Днепропетровской области Украины расположен лагерь по подготовке террористов «Исламского государства». Представьте себе, лагерь подготовки прямо возле нас, который финансируется всей этой противозаконной торговлей людьми, предметами искусства».

Грегор Гизи, лидер «Левой партии», выступая в Бундестаге 13 марта 2014 года без обиняков назвал членов нового кабинета министров Украины фашистами: «Вице-премьер, министр обороны, министр сельского хозяйства, министр по экологическим вопросам и генеральный прокурор – фашисты! Глава Совета национальной безопасности – основатель фашистской партии «Свобода». Нынешний спикер Верховной Рады Украины Андрей Парубий вместе с Олегом Тягнибоком – один из учредителей партии «Свобода», которая до 2004 года прямо называлась социал-национальной, то есть нацистской партией. «Де-факто, парламент Украины возглавляет откровенный нацист».

Американский журналист Финниан Каннингем признает, что «войска США и НАТО сотрудничают с неонацистской властью в Киеве и продолжают очернение России».

Общий вывод объективных журналистистов и политиков следующий. Фактически на Украине установился фашистский режим латиноамериканского типа, который серьезно угрожает всем цивилизованным странам. Собственно, бандеровцы, активно участвующие в гражданской войне, и не скрывают, что хотели бы вести войну и на территории Российской Федерации. Запад же посылает на Украину своих военных инструкторов и боевую технику. Все это свидетельствует о том, что Западу и, прежде всего, США выгодна именно полуфеодальная фашистская милитаристская Украина.

Беседовал Николай Сергеев

Источник: http://ross-bel.ru/iz-pervyh-ust/article_post/yevraziyskiy-soyuz-kak-magistralnyy-put-dlya-postsovetskikh-stran-chast-1