Четверг, 23 ноября 2017  RSS
Четверг, 23 ноября 2017  RSS
10:30, 06 марта 2012

Марк Стайн : «Смерть иностранцам, смерть!»


Можете говорить об афганцах все что угодно, но их прямолинейность восхитительна. Требование людей, собравшихся у американских баз после того, как бесцеремонность Запада нанесла им очередную душевную травму, было проще некуда: «Смерть иностранцам, смерть!»

И вот иностранцы гибнут. Полковник ВВС США Джон Лофтис (John Loftis) и майор сухопутных войск Роберт Марчанти (Robert Marchanti) погибли не глубокой ночью при выполнении боевого задания в диких племенных районах, а средь бела дня в здании министерства внутренних дел Афганистана. В «безопасном помещении», для доступа в которое требовался цифровой код. От рук афганского «офицера разведки». Который покинул место преступления, не встретив сопротивления со стороны коллег.

Некоторые СМИ охарактеризовали происшествие как «брешь в системе безопасности». Но где именно была эта брешь? Убийца — в этом нет сомнений —был представителем афганских властей, имевшим законное право на доступ в здание и его безопасное помещение, а «взаимодействие» с американскими советниками и «наставниками» было частью его работы. В Афганистане иностранцы гибнут от рук местных жителей, с которыми поддерживают тесные отношения. Именно тем афганцам, которых иностранцы обучают, которым они платят, с которыми они дружат, проще всего их убить. Вполне предсказуемо у Пентагона появился свой бюрократический термин для таких происшествий: инциденты типа «зеленый против синего», когда афганец в униформе стреляет в своих западных «союзников».

Итак, у нас уже есть удобный ярлык для происходящего, но нет стратегии, которая позволила бы это остановить — разве что больше денег, больше «сердца и ума» для людей, которым явно не хватает ни того, ни другого, и больше оптовых заказов бестселлера «Три чашки чая», этой околесицы в духе Опры, которую Вашингтон, предпочитая самообман, продолжает включать в библиотечку офицера, направляющегося в Афганистан, хотя неоднократно сообщалось о том, что изложенные в ней факты не соответствуют действительности.

Чайку не желаете? Недавно на американской базе в южной части Афганистана было отмечено необычайно высокое содержание хлора в кофе. Как объяснил капитан ВМС Джон Кирби (John Kirby), «Мы не знаем, была ли это сознательная акция или же что-то произошло при санобработке».

Отлично. Эти слова можно высечь на могиле любых экспедиционных сил, побывавших здесь за последнее века: «Афганистан. Что-то произошло при санобработке».

За последние несколько месяцев два видных политика из двух разных стран, посетивших свои войска, воспользовались в разговоре со мной одним и тем же образом для описания западных военных баз: замки крестоносцев. Посреди неприветливой страны за оборонительными сооружениями создан мини-Запад: автоматы с «Кока-колой» и пончики Krispy Kreme. Вернувшись на базу, можно вылезти из робокоповского облачения и прекратить притворяться, будто тебе доставляет удовольствие пить три чашки чая с двуличными полевыми командирами, наркобаронами и педерастами, которые считаются у нас афганским правящим классом. Высокого гостя с Запада осторожно подводят то к внешнему, то к внутреннему периметру, напоминая ему, что даже здесь есть участки, где нецелесообразно находиться без сопровождения, а он пытается стереть воспоминания о своей первой поездке много лет назад, когда советники еще оптимистично щебетали о грядущей фотосессии в школе для девочек в Джалалабаде или в офисе онлайнового стартапа в Кабуле.

Последним замком крестоносцев, в котором мне довелось побывать, был Керак в Иордании — несколько лет назад. Он был построен в 1140-е годы и до сих пор производит неизгладимое впечатление. Сомневаюсь, что через тысячу лет что-нибудь останется от наших сегодняшних крепостей. Через полтора месяца после того, как последний военнослужащий НАТО покинет Афганистан, все там будет точно так же, как и до нашего прихода. Перед выборами 2010 года New York Post опубликовала фотографию женщин, регистрирующихся для голосования в Герате. Все они были одеты в одинаковые ярко-синие бурки от головы до пят — точно так же они бы выглядели и 10 сентября 2001 года. Пришли, увидели, не оставили и следа — это про нас. После самой долгой войны Америки не останется ничего.

Они могут пробить брешь в нашей безопасности, а мы в их — не можем. Психологическая крепость, в которой обитает то, что считается пуштунской душой, по-прежнему неприступна для нас. Кто-то случайно сжег Коран, который ваши парни уже осквернили тайными сообщениями? Смерть иностранцам, смерть! Президент Соединенных Штатов униженно приносит извинения за это, причем, похоже, сам не очень понимает, о чем говорит? Смерть иностранцам, смерть! Американский друг, обучавший тебя, давший тебе работу и плативший за нее, пришел на встречу? Смерть иностранцам, смерть! И это еще те афганцы, которые непосредственно знакомы с нами. Для жителей глубинки ребята, спускающиеся с небес в полном обмундировании, — такие же чужаки, как пришельцы из космоса для американцев в фильме «День независимости».

Стратегия Рамсфелда, благодаря которой более десяти лет назад удалось свергнуть талибов, была блестящей и инновационной: спецназовцы на лошадях с приемниками GPS указывают цели для беспилотников. Она будет десятилетиями анализироваться в военных академиях по всему миру. Но нам, на самом деле, стоит анализировать нечто другое: прискорбное, бесцельное, накачанное деньгами, транснационализированное безрассудство, последовавшие за свержением талибов. Соединенные Штаты представляют собой историческую аномалию — неимпериалистическую сверхдержаву. В нашем ДНК нет колониализма, что с одной стороны хорошо, а с другой — во враждебном и быстро меняющемся мире хищников и оппортунистов — не очень. Но даже страны, не склонные к империализму, уже готовы к масштабной «санобработке»: Дэвид Уоррен (David Warren) из Ottawa Citizen писал на этой неделе, что раньше «давал кредит доверия» «грандиозному бюрократическому проекту «государственного строительства»… основанному на послевоенному успехе в Германии и Японии».

Все это было не столь давно, не правда ли? С одной оговоркой: как говорит Уоррен, мы живем в «совсем другое время». Думаю, если бы Вторая мировая война шла в наши дни, Королевские ВВС уж точно не осуществили бы ковровые бомбардировки Дрездена, а США не сбросили бы атомные бомбы на Хиросиму и Нагасаки. А если нам не хватает воли для того, чтобы нанести сокрушительное поражение, то, может быть, не хватит ее и для осуществления пресловутой «санобработки» — от головы до пят?

Ах да, Кабул — не Берлин и не Токио. Если коварные злодеи, желающие посеять в мире хаос, не используют его в качестве базы, то никого не волнует то, что там происходит. Перефразируя Бисмарка, Гиндукуш не стоит костей ни единого пенсильванского гренадера или «офицера-инструктора». Афганистан — проблема Афганистана, если ты афганец или пакистанец. Но если ты русский или китаец, иранец или европеец, то Афганистан — проблема Америки. И в этой афганской кампании слишком много символического. США во многом напоминают те корпорации, которые были спасены от разорения за счет бюджета: они «слишком велики, чтобы рухнуть». В случае Афганистана, как и в случае мер по стимулированию экономики, вопрос «сколько?» не стоял. Сумма, выделяемая на западное военное присутствие и гуманитарную помощь, эквивалентна 98 процентам ВВП этой непросвещенной страны. Мы устраиваем ковровые бомбардировки долларовыми банкнотами; мы обладаем самыми передовым технологиями на свете; у нас есть все, кроме стратегической цели.

Образ «замка крестоносцев» имеет более широкую символику. На наших глазах возникает «постамериканский мир». По данным МВФ, к 2016 году Китай станет доминирующей экономической державой. Путин возвращается в кремлевский кабинет. Тегеранские муллы безнаказанно разрабатывают ядерное оружие. В Северной Африке, Центральной Европе и в Тихоокеанском регионе, который некогда был безопасным «американским озером», создаются новые сферы влияния. Может быть, сама Америка — это замок крестоносцев, безопасность которого обеспечивается бесконечными бюрократическими процедурами, в то время как за крепостным рвом толпа улюлюкает: «Смерть иностранцам, смерть!»? Или же, в конечном итоге, проникнуть в него будет так же легко, как и в «безопасное помещение» афганского министерства внутренних дел?

 Источник

comments powered by HyperComments

Об авторе: rumolorg


© 2017 Русь молодая — Молодежь Союза — Информационный портал
Дизайн и поддержка: GoodwinPress.ru