Незаслуженно забытый: Копец Иван Иванович

71064363Он родился 19 сентября 1908 года в Царском Селе (теперь город Пушкин Ленинградской области) в семье моряка. С одиннадцати лет батрачил, ходил по дворам и паял посуду. Окончил восемь в Тюменской области, занимался в авиамодельном кружке. В 1926 году Иван поехал поступать в лётную школу и с треском провалил медкомиссию: врачи нашли проблемы с лёгкими. В марте 1927 года он отправляется в далёкий Самарканд и устраивается на тяжёлую, смертельно опасную работу — забойщиком на постройке дороги в горах. Попал под завал, сутки пролежал погребённым под горной породой. Спасли его чудом… Физически крепкого юношу заметили в местном горкоме комсомола и направили на ответственную работу — секретарем окружного судебного исполнителя.

В ноябре того же 1927 года комсомольская конференция рекомендовала своего делегата Ивана Копеца для поступления в Ленинградскую военно-теоретическую авиационную школу. После её окончания в 1928 году он становится курсантом 1-й Качинской военной школы лётчиков. Отличником учёбы он не был, но был замечен и оставлен в школе лётчиком-инструктором без стажировки в части. Работать в легендарной Каче ему пришлось недолго. Когда в 1930 году в 1-ю учебно-лётную эскадрилью при Военно-Воздушной академии в Москве понадобился толковый инструктор-лётчик, выбор сразу пал на него. В рядовых инструкторах он тоже не задержался. В 1931 году Иван уже командир звена, а в 1932 году выполняет функции командира истребительного отряда. Его лётный талант замечен, и он участвует во всех воздушных парадах над Москвой…

В 1935 году Копец блестяще справился со сложнейшей задачей по обеспечению спецоперации «Альпиниада» по восхождению подразделений Красной Армии на высочайшие вершины Кавказа. Поймав восходящие потоки, Копец пересекал высоченные вершины и садился на самые крошечные горные пятачки.

Он сумел даже «оседлать» воздушный поток у Эльбруса и на нём набрать почти пять с половиной тысяч метров.

С сентября 1936 года по 17 июня 1937 года старший лейтенант Иван Копец сражался в Испании, летая на разных типах самолётах. В середине сентября в Испанию тайно прибыли первые четыре пилота-истребителя: И. Копец, А. Ковалевский, Е. Ерлыкин и П. Пумпур. Иван Копец летал там под псевдонимом  «Хосе». Иван Копец и Антон Ковалевский первыми поднялись на прикрытие республиканских бомбардировщиков от нападавших фашистских истребителей «Хейнкель-51». Силы были отчаянно неравные, но атаку фашистов удалось отбить. Как вспоминают очевидцы того боя, на самолёты Копеца и Ковалевского страшно было смотреть, настолько они были изрешечены пулями. Так воевать могли только люди с железными нервами и несгибаемой волей. Именно таким воздушным бойцом зарекомендовал себя в Испании Иван Копец.

В Испании Иван Иванович брал на себя самые трудные и ответственные задания. В мае 1937 года после убытия в Союз командующего истребительной авиацией республиканских военно-воздушных сил его обязанности доверили исполнять именно старшему лейтенанту Копецу! Именно Копец вводил в строй и повёл в первый боевой вылет с аэродрома Alcalá de Henárez своего сменщика Евгения Птухина.

Всего Иван совершил более двухсот боевых вылетов, сбил пять самолётов. 2 января 1937 года награждён орденом Красного Знамени. В июне 1937 года представлен к званию Героя Советского Союза, которое подписал сам И. В. Сталин.

В июне 1937 года Иван Копец пережил два невероятно звездных, счастливых дня 20 июня он стал полковником, а 21 июня ему присвоили звание Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и особой Грамоты, а также назначили на должность заместителя командующего военно-воздушными силами Ленинградского военного округа.

gramota

С 30 ноября 1939 года по 13 марта 1940 года уже командир бригады Иван Копец снова на войне — Советско-Финляндской. За эти бои Копец удостаивается второго ордена Ленина, и 31 марта 1940 года получает звание командира дивизии.

В середине апреля 1940 года Иван Копец сменил в Минске на посту командующего военно-воздушными силами Белорусского округа. Уже 1 мая во главе парадного строя из трёхсот боевых самолётов он стремительно проносится под аплодисменты минчан над площадью Ленина..

Вечером 21 июня 1941 года весь руководящий состав Белорусского округа и республики собрался в театре Красной Армии. Остался у себя в штабе только Копец. Обстановка на границе накалялась с каждым часом. Надо было немедленно принимать решительные меры. Лишь после полуночи в Минск поступила директива наркома обороны о возможном внезапном нападении немцев, но и в ней по-прежнему звучало: «задача наших войск — не поддаваться ни на какие провокационные действия, могущие вызвать крупные осложнения». Авиацию было приказано перед рассветом 22 июня рассредоточить по полевым аэродромам. У Копеца ночью могли летать только двести сорок два экипажа из имевшихся тысяча трехсот сорока трёх. На новых самолётах «МИГ-3» ночью не летал никто. Приказ выполнить было невозможно.

Начало войны ранним утром 22 июня генерал-майор Копец встретил без паники. Пока была связь с частями, отдавал распоряжения и приказы. Перебросил два истребительных полка 34-й дивизии в Лошицу и Слепянку для прикрытия Минска, ещё два отправил в Барановичи и Пуховичи. В 9 часов 30 минут генерал Копец издал приказ № 1, в котором поставил задачи подчинённым частям. Устойчивая связь отсутствовала. Информация о том, что происходит в небе у границы, была противоречивой и не до конца ясной. О тяжелейшей обстановке в частях и больших потерях в авиатехнике ни в штабе военно-воздушных сил, ни в штабе округа ничего не знали. Тем не менее, известно, что в этот же день, 22 июня 1941 года, в командование ВВС ЗапОВО вступил заместитель Копеца генерал-майор Андрей Таюрский.

Когда немецкая авиация в первый день наступления нанесла массированный удар по аэродромам, Копец сел в самолёт и решил посмотреть, что с ними сталось. Потери оказались огромные. 22 Июня 1941 года военно-воздушные силы Западного фронта произвели тысяча восемьсот девяносто шесть вылетов. Обстановка же требовала вдвое больше. Однако осуществить это не удалось из-за непрекращающихся налётов вражеской авиации и потери управления штабом военно-воздушных сил фронта.

Всего к полудню 22 Июня 1941 года ВВС Западного фронта потеряли: пятьсот двадцать восемь самолётов сгоревшими на аэродромах, сто тридцать три — сбитыми вражескими истребителями, восемнадцать — зенитным огнём, пятьдесят три — не вернувшимися с боевого задания по невыясненным причинам.

1-008

Кроме того, один самолёт потерпел катастрофу, два – аварию и три совершили вынужденные посадки. Общие потери составили семьсот тридцать восемь самолётов из почти полутора тысячи исправных, имевшихся в округе накануне войны.

По немецким данным, «Люфтваффе» потеряли только двенадцать самолётов.

Вечером 22 июня, лично облетев аэродромы и осознав размеры потерь в авиачастях округа, Генерал-майор авиации И. И. Копец застрелился.

Сцену самоубийства генерал-майора Копеца  содержит  фильм-эпопея «Битва за Москву» (1985 г.).