Суббота, 16 декабря 2017  RSS
Суббота, 16 декабря 2017  RSS
Николай Сергеев: Кому в Белоруссии неугоден русский язык?
18:19, 13 августа 2015

Николай Сергеев: Кому в Белоруссии неугоден русский язык?


Сергеев Н.М.Прошло 20 лет с тех пор, как на майском референдуме 1995 года граждане Республики Беларусь ясно и однозначно высказались за придание русскому языку статуса государственного наравне с белорусским, т.е. за государственное двуязычие. Казалось бы, в этом вопросе давно поставлена точка, причем самым демократическим образом – через всенародное голосование. Но противники государственности русского языка постоянно пытаются поставить под сомнение существующее государственное двуязычие и все еще рассчитывают, в конечном итоге, лишить русский язык государственного статуса.

Но если даже при государственном статусе русского языка наблюдается постоянная тенденция со стороны властей по его ущемлению и сокращению области применения, то можно себе представить какая дикая русофобская вакханалия началось бы в случае осуществления подобных замыслов. При этом, профессиональные русофобы, ведущие свою разрушительную деятельность на средства многочисленных западных грантов и чиновники, препятствующие появлению на улицах белорусских городов и автомагистралях указателей и табличек с наименованиями населенных пунктов на двух государственных языках (в настоящее время эти надписи делаются только по-белорусски), ссылаются на некую «начатую задолго до нас традицию».

Однако о какой традиции здесь идет речь? Если мы возьмем исторические источники, то воочию убедимся, что на Западной Руси (нынешняя Белоруссия) названия городов и других населенных пунктов звучали и писались исключительно по-русски. Чтобы не быть голословными откроем знаменитую Баркулабовскую летопись (конец XVI – начало XVII вв.) и прочитаем отрывок на языке оригинала, посвященный стихийным бедствиям, постигшим западнорусские (белорусские) земли:«А тот гнев Божий был и непогода, почавши от Менска до Полоцка к Витебску, до Орши, до Мстиславля, до Пропойска, до Рогачова, Могилева, Любошаны. Потом у Речицы, в Лоеве, в Киеве, аж на Волынь …».

Как видим, написан этот текст на русском языке того времени, который до его запрета в 1696 году имел государственный статус в Великом княжестве Литовском и Русском, входившим в состав Речи Посполитой. Государственность русского языка была юридически закреплена в Статуте великого княжества от 1588 года:А писаръ земски маетъ по-руску литерами и словы рускими вси листы, выписы и позвы писати, а не иншимъ езыком и словы».

За какую же тогда традицию, точнее порядки ратуют противники русского языка? Очевидно за те, каковые насаждали на Западной (Белой) Руси во времена Речи Посполитой польские короли и магнаты вкупе с иезуитами, которые жестокими гонениями хотели добиться того, чтобы «на Руси не было Руси». Так что те деятели в Белоруссии, кто пытается ущемить русский язык, следуют не традициям белорусского народа, а как раз наоборот. Они из кожи лезут вон, чтобы пересадить из средневековья в современную Белоруссию враждебное отношение к русскому языку, которое было присуще польским королям и магнатам в XVII-XVIII столетиях, вылившееся в постановление сейма Речи Посполитой в 1696 году о запрете русского языка:
«Pisarz powinien po Polsku, a nie po Rusku pisac» («писарь должен по-польски, а не по-русски писать»).Но это дела давно минувших дней канувшего в лето государства. А откуда такая враждебность к русскому языку и, в целом, к русской культуре в наше время? Дело в том, что русский язык для Белоруссии не просто язык культуры и общения подавляющего большинства населения республики, это тот особый узел, который прочно скрепляет народы Белоруссии и России между собой. Русский язык способствует поддержанию духовной взаимосвязи русских (великороссов) и русскоязычных граждан Республики Беларусь с россиянами, сохранению общерусского пространства. Без русского языка наступят быстрая утрата населением республики исторической памяти, культурных традиций и полная дезориентация в духовном и социально-психологическом плане.

Поэтому те, кто выступает за ущемление русского языка, ратует за отрыв Белоруссии от России, за «отслоение» от Русского мира, за дистанцирование Белорусского экзархата от главы православной церкви «другого государства» толкают Республику Беларусь в пропасть бедственных потрясений. Отношение к русскому языку выступает, по сути, в качестве главного показателя истинных намерений тех или иных общественно-политических сил.

В последнее время в Белоруссии участились высказывания некоторых высокопоставленных чиновников министерств культуры и образования, относительно ограничения сферы употребления русского языка в Белоруссии.

Так, министр образования Республики Беларусь Сергей Маскевич неоднократно заявлял о необходимости преподавания истории, географии и некоторых других гуманитарных дисциплин исключительно на белорусской «мове» вне зависимости от языкового статуса учебного заведения. Однако подобные устремления главы образовательного ведомства не нашли поддержки у учащихся и их родителей и г-н Маскевич вынужден был констатировать:«История и география будут преподаваться на том языке, который выберет ученик и его родители. Я лично очень хотел бы, чтобы и родители, и дети были за преподавание на белорусском языке. Это было бы очень хорошо для Беларуси» .При этом г-на Маскевича никак не смущает то обстоятельство, что подобные высказывания и уж тем более какие-то принудительные меры в языковой сфере в корне противоречат конституционным нормам, закону «О языках», предоставляющим гражданам свободу выбора языка получения образования на одном из двух государственных языков — белорусского и русского.

Действует в том же русле и министерство информации Республики Беларусь. Так, по словам главы ведомства Лилии Ананич «ежегодно в рамках поддержки национального книгоиздания подавляющее большинство книг, которым выделяют субсидии на выход, – белорусскоязычные» . Подобной политики придерживается и министерство культуры Белоруссии.

Чем же можно объяснить такую позицию белорусских гуманитарных ведомств? По-видимому, они полагают, что, ущемляя русский язык, они проявляют заботу о развитии белорусской «мовы». При этом недруги русского языка всячески пытаются внушить обществу, что русский язык для Белоруссии является чем-то чуждым, занесенным некогда выходцами из соседней России. Однако такой взгляд на русский язык является грубейшей ошибкой.
Русский язык не является для Белой Руси языком, привнесенным чужеземцами. Он существует на территории современной Белоруссии только в литературной форме не менее тысячи лет. И если кто-то этого не знает, то ему достаточно открыть фундаментальный труд классика белорусского языкознания Евфимия Карского «Белорусы», чтобы убедиться в этом. В этом выдающемся научном труде белорусский языковой вопрос исследован самым тщательным образом и ясно сказано, что русский язык для Белоруссии является исконным языком. Белорусская же «мова» является наречием, т.е. разновидностью русского языка, сам русский язык является для белорусов таким же родным, как и для великороссов.

Поэтому противопоставлять русский и белорусский языки могут люди или невежественные, или же преследующие антирусские, а, следовательно, и антибелорусские политические цели. Однако вопрос не только в профнепригодности отдельных белорусских управленцев. Это было бы еще полбеды. Дело в том, что в общественном сознании до сих пор продолжают довлеть ложные представления в области национальной политики, насаждавшиеся не столько отдельными представителями белорусской интеллигенции, сколько большевиками. Последние фактически отказывали белорусам в историческом праве относиться к русскому народу и весь советский период в БССР проводилась с различной степенью жесткости политика дерусификации, преследовавшая целью лишить белорусов общерусской основы их национального самосознания.

И надо сказать, что догматы «ленинской национальной политики» об отрицании русскости белорусов довольно глубоко и прочно проникли в сознание части белорусской интеллигенции.

В начале 1990-х гг., например, была проведена тщательная цензура белорусских учебников по истории и другим гуманитарным дисциплинам на предмет удаления из учебных программ самого упоминания Руси и русского народа относительно территории современной Белоруссии. Дошло до того, что из названия государства — Великое княжество Литовское, Русское и Жемойтское — был искусственно удален термин «Русское», и это средневековое государство стали называть исключительно как Великое княжество Литовское. Слово же Русь в отношении земель современной Белоруссии оказалось под фактическим запретом.

Поколения молодых белорусских граждан, получивших образование в независимой Белоруссии, буквально зомбировались в плане «отдельности» белорусов от русского народа и России. И эта фактически ежедневная антиисторическая пропаганда в рамках учебного процесса дала-таки свои сомнительные «плоды». Молодые люди, закончившие белорусские учебные заведения, даже при самом положительном личном отношении к России, не имеют представления о том, что русский язык является исконным для Белоруссии. И когда сведения о подлинной роли русского языка в истории Белоруссии им предоставляются, то это нередко становится для них не только открытием, но и потрясением, т.к. это раскрывает полную несостоятельность существующей в Республике Беларусь системы исторического образования.

Проблемы, связанные с искажениями в историческом и гуманитарном образовании в Республике Беларусь, зашли уже слишком далеко и отрицательно влияют не только на сознание нового поколения белорусских граждан и служат серьезным тормозом в развитии интеграционных процессов в рамах Союзного государства и Евразийского экономического союза. Уже на самом высоком уровне делаются заявления свидетельствующие об абсолютном непонимании белорусскими верхами сути такого основополагающего, в том числе и для белорусского народа, культурно-цивилизационного понятия как Русский мир

comments powered by HyperComments

Об авторе: rumolorg


© 2017 Русь молодая — Молодежь Союза — Информационный портал
Дизайн и поддержка: GoodwinPress.ru