Среда, 18 июля 2018  RSS
Среда, 18 июля 2018  RSS
12:35, 22 июня 2012

Николай Сергеев: В России их ждала гибель


22 июня – особая дата в истории нашего народа. В этот день в 1941 году на Советский Союз обрушилась беспощадная бронированная машина III рейха. Это было не просто вторжение иноземных завоевателей, которых на веку исторической России было немало. Гитлеровцы пришли на нашу землю, чтобы истребить саму память о русском имени, превратить народы России в бессловесных рабов «индогерманской» расы. Перед нашими отцами и дедами во весь рост стал вопрос о жизни и смерти не только их самих, но и их детей, внуков и всех последующих поколений, то есть нас с вами. Смертельный вызов был брошен жестоким врагом, и он был принят.

Но в тот день на нашу Родину напала не только гитлеровская Германия, а почти вся «объединенная Европа». Ведь прежде, чем подойти к советским границам, рейх поставил на колени и заставил на себя работать 11 европейских государств, в том числе и такие промышленно развитые страны как Франция, Голландия, Бельгия, Дания, Норвегия, Австрия, Чехословакия. Кроме того, Гитлер имел полдюжины стран-союзниц, точнее преступных сообщниц, которые в расчете на поживу отправились совместно с гитлеровскими полчищами за «жизненным пространством» на востоке. В это же время «большой друг Гитлера» – милитаристская Япония держала на дальневосточной границе СССР вооруженную до зубов миллионную Квантунскую армию.

Готовясь к войне, Германии, в отличие от нашей страны, не нужно было колоссально напрягать все силы народа, идти на огромные издержки индустриализации и коллективизации, чтобы создать современную промышленность и способную сражаться в моторизованной войне Красную Армию. Этот вопрос Гитлер решил для себя довольно просто. Рейх оккупировал промышленно развитые страны и заставил их работать на себя. Только одних современных на то время вооружений Германия захватила в поверженных странах такое количество, которое позволяло полностью оснастить 200 дивизий. Например, разгромив Францию, вермахт сразу же получил 5 тыс. танков и бронетранспортеров, 3 тыс. самолетов и 5 тыс. паровозов.

А в той же сдавшейся Гитлеру без боя Чехословакии, помимо совершенных вооружений на 35 дивизий, нацистская Германия получила в полное свое распоряжение заводы «Шкода», которые в то время были одним из крупнейших в Европе производителей современного оружия. По словам Уинстона Черчилля, эти заводы только за период с августа 1938 года по сентябрь 1939 года выпустили почти столько же военной продукции, сколько выпустила оборонная промышленность Великобритании за это же время.

Эта кузница оружия, причем далеко не единственная, работала на гитлеровский Рейх вплоть до 9 мая 1945 года(!). Каждый пятый танк, поставленный в войска вермахта в первой половине 1941 года, был изготовлен на заводах «Шкода». По данным немецкой статистики (в точности которой сомневаться не приходится), чешские военные предприятия постоянно наращивали производство. Например, в 1944 году они ежемесячно поставляли на нужны гитлеровской Германии 300 тыс. винтовок, 3 тыс. пулеметов, 625 тыс. артиллерийских снарядов, 100 самоходных артиллерийских орудий. Кроме того, танки, танковые пушки, самолеты Ме-109, авиационные моторы и многое другое.

Дания специализировалась на поставках продовольствия и покрывала потребности немецкого гражданского населения в масле на 10 процентов, в мясе  — на 20, в свежей рыбе — на 90 процентов. При этом датская промышленность выполняла все немецкие заказы.

В военной промышленности коллаборационистского «Французского государства» (занимало территорию юга Франции), работавшей на вермахт, было занято 1,6 млн. человек. По неполным немецким данным, до января 1944 года эти предприятия поставили Германии порядка 4 тыс. самолетов, около 10 тыс. авиационных двигателей, 52 тыс. грузовиков. Вся локомотивная промышленность «Французского государства» и 95 процентов станкостроительных предприятий работали исключительно на Германию.  В свою очередь Бельгия и Голландия поставляли гитлеровцам уголь, чугун, железо, марганец, цинк и другое сырье.

При этом коллаборационистские правительства-пособники Гитлера не получали оплаты от Германии за работу своих экономик на рейх, ожидая расчета после победы нацистов в войне. Кроме того, эти правительства содержали за счет своих стран немецкие оккупационные войска.

Так, «Французское государство», начиная с лета 1940 года, ежедневно выделяло на нужды рейха по 20 млн. немецких марок, а с осени 1942 года — по 25 млн. Всего европейские страны безвозмездно передали Германии более 80 млрд. немецких марок (из них Франция — 35 млрд.). Этих средств хватило не только на обеспечение немецких войск всем необходимым, но и на подготовку и ведение войны против СССР.

В целом же после захвата Европы промышленный потенциал Германии удвоился, а сельскохозяйственный — утроился.

Ну, а что же «нейтральные» Швеция и Швейцария? Они также работали на Гитлера. Шведы поставляли подшипники, железную руду, сталь, редкоземельные элементы. Они обеспечивали германскую военную промышленность до конца 1944 года. Через шведские «нейтральные» порты для Германии шли крупные поставки из Латинской Америки.

По сведениям советской военной разведки, только с января по октябрь 1942 года в Германию через шведские порты было ввезено более 6 млн.в тонн различных грузов, в основном стратегическое сырье. В отличие от оккупированных стран Швеция хорошо поживилась на войне. Не отсюда ли пресловутый «шведский социализм?». Швейцария также неплохо погрела руки на мировой бойне. Швейцария не только обеспечивала нацистов точными приборами, но и предоставляла свои банки для оплаты крайне необходимых закупок в Латинской Америке. Сколько заработали «нейтралы» на поддержке Гитлера до сих пор в полном объеме неизвестно. Понятно, что Швеции и Швейцарии есть о чем помалкивать.

Поддерживала Европа Гитлера не только оружием и деньгами. Из 5 млн. гитлеровских войск, вторгнувшихся летом 1941 года на нашу землю, 900 тыс. были не немцы, а их союзники. Помимо Германии войну Советскому Союзу объявили Италия, Венгрия, Румыния, Словакия, Хорватия, Финляндия. Испания и Дания войны не объявляли, но своих солдат на Восточный фронт отправили. Болгария с нами не воевала, но выдвинула 12 дивизий для борьбы с югославскими и греческими партизанами и тем самым позволила гитлеровскому командованию направить значительную часть своих войск с Балкан на советско-германский фронт.

Всего же за четыре года войны на стороне Гитлера воевало 2 млн. европейцев. Помимо немцев и их союзников в нашем плену оказались 70 тыс. чехов, 60 тыс. поляков, 23 тыс. французов, а также по убывающей бельгийцы, люксембуржцы, норвежцы и… нейтральные шведы. Сейчас в Европе очень не любят вспоминать о пособничестве европейских стран гитлеровскому «натиску на Восток», но правда истории именно такова.

Кроме того, не следует забывать и том, что европейские страны помогали Германии восполнять постоянно нарастающую из-за призыва немцев в армию нехватку рабочей силы на немецких предприятиях. По далеко не полным сведениям, на немецкие заводы было доставлено из Франции – 875,9 тыс. рабочих, из Бельгии и Голландии – по полмиллиона, из Норвегии – 300 тыс., из Дании – 70 тыс. Это позволило Германии мобилизовать в вооруженные силы почти четверть своего населения, а ведь немцы как солдаты по всем статьям на голову превосходили своих союзников — итальянцев, румын или словаков. Таким образом, многоплановая европейская помощь, позволила Гитлеру иметь значительное превосходство на начальном этапе войны, а затем дала возможность гитлеровской Германии вести войну до мая 1945 года.

Всем нам еще со школьной скамьи известно, что в оккупированных гитлеровцами европейских странах действовало движение Сопротивления фашизму. Действительно, это так. За годы немецкой оккупации только во Франции погибло 20 тыс. бойцов Сопротивления. Но ведь в рядах вермахта, сражаясь на стороне Гитлера, погибло около 50 тыс. французов. А вот в Югославии, население которой было в 2,5 раза меньше, чем во Франции, почти 300 тыс. участников Сопротивления погибло в борьбе с фашизмом. И совсем не случайно немцы постоянно держали в Югославии 10 отборных дивизий, которых им так не хватало на Восточном фронте.

Конечно, память о бойцах европейского Сопротивления фашизму священна, и мы преклоняем голову перед мужеством этих смелых и честных людей, но все же ущерб, который они смогли нанести гитлеровцам и та помощь, которую оказывали коллаборационистские правительства их стран рейху, – величины слишком разных порядков.

Когда гитлеровские полчища вторглись на нашу землю, они столкнулись с таким непонятным для них явлением, как несгибаемый Русский дух. Ведь все расчеты гитлеровских стратегов и обширный опыт ведения войны в Европе убеждали Гитлера в том, что план молниеносной войны против Советского Союза «Барбаросса» (разгром СССР в 2-3 месяца) осуществится без каких-либо задержек.

Взять хотя бы вторжение Германии во Францию, которое началась 10 мая 1940 года. Уже на 5 день войны французский – премьер министр Рейно позвонил главе британского правительства Черчиллю и со слезами сказал: «Мы потерпели поражение». Британский премьер немедленно прилетел в Париж, надеялся поднять дух у французского правительства. Но ничего не смог сделать. Везде царила паника и пораженчество. Французские войска, оказавшись в окружении, сдавались, не было у них ни своих Брестской крепости, ни Буйничского поля, ни Смоленского сражения, ни героической борьбы окруженных войск под Вязьмой. Жители французской столицы не строили оборонительных сооружений и не рыли противотанковых рвов. Да их никто и не призывал к этому. В своем большинстве французы побежали на юг и запад, сражаться они не хотели, главным для них было сохранить свои кошельки. Генерал де Голль взывал к ним из Лондона, но откликнулись на его патриотический призыв лишь совсем немногие.

А как проходили первые недели войны на нашей земле? Да, были потрясение, растерянность и огромные потери. Были трусы и паникеры. К примеру, все руководство Белостока сбежало в ночь с 22 на 23 июня, бросив город на произвол судьбы. Отдельные части не выдерживали натиска врага и беспорядочно отступали или, как тогда говорили, драпали. Всего этого забывать нельзя, иначе мы никогда не извлечем уроков из 22 июня. Но главным было все же не это. В отличие от французов большинство советских солдат дрались до последнего. 28 июня 1941 года Геббельс записал в своем дневнике: «Враг обороняется отчаянно», а 2 июля он оставил следующую запись: «Идут очень упорные и ожесточенные бои». По радио он как министр пропаганды рейха мог говорить что угодно, но для себя записывал то, что было на самом деле.

С первых часов гитлеровского вторжения советское руководство принимает деятельные меры по организации обороны страны. Не было и намека на какую-либо растерянность в Кремле, а была напряженная работа. Уже 23 июня была образована Ставка Верховного Главнокомандования, 24 июня – Совет по эвакуации, в считанные недели и месяцы вглубь станы было переведено 2700 крупных предприятий, а ведь без большого количества инициативных и высокопрофессиональных госслужащих такое было бы просто невозможно. 30 июня создан Государственный Комитет Обороны – высший чрезвычайный орган государственной власти, который должен был перевести на военные рельсы всю экономику. И уже 3 июля глава Советского государства И.В.Сталин выступает по радио с масштабной и конкретной программой действий, которая вдохновляет страну на беспощадный отпор врагу.

Спустя три месяца после нападения на СССР, Гитлер, озадаченный тем, что война пошла совсем не так, как планировали немецкие стратеги, признался своему ближайшему окружению: «22 июня мы распахнули дверь и не знали, что за ней находится». А примерно в то же время дальновидный президент США Франклин Рузвельт заметил советскому послу: «22 июня Гитлер совершил первую крупную ошибку». Но это была не «первая крупная», а роковая ошибка фюрера нацистского рейха. В отличие от Европы с ее доступными удовольствиями, в России гитлеровцев ждала гибель.

comments powered by HyperComments

Об авторе:


© 2018 Русь молодая — Молодежь Союза — Информационный портал
Дизайн и поддержка: GoodwinPress.ru