Общерусский взгляд на князя Ольгерда

1000_AlgirdasВ 2014 году установка в Витебске памятника литовскому князю Ольгерду вызвала вполне понятные протесты со стороны белорусской патриотической общественности. Однако, с моей точки зрения, правителя ВКЛ можно и нужно вписать в общерусский контекст.

Во-первых, в рамках дореволюционной общерусской парадигмы Ольгерд рассматривался как обрусевший литовец. М.О. Коялович писал: «Особенно явно и решительно следовал русскому направлению преемник Гедимина – Ольгерд (1340 или 1341–1377). Под его власть перешли Киевская и Волынская области. Он подвинул свои владения далеко за Днепр. Они примыкали к Можайску и даже Коломне. Под его покровительством были Новгород, Псков, Тверь. Он два раза женат был на русских княжнах – витебской Марии и тверской Иулиании, был крещён в православную веру задолго до смерти Гедемина и перед своей смертью принял даже схиму. При нём русский язык стал языком высшего литовского сословия и даже языком государственным. Не подлежит сомнению, что в Литовском княжестве признаны были для русского населения древние русские законы – Русская Правда и устав св. Владимира».

Во-вторых, Ольгерд изображён на новгородском памятнике «Тысячелетие России», установленном в 1862 году. Это связано с тем, что к 60-ым годам XIX столетия в русской историографии возобладала концепция Н.Г. Устрялова, в которой Великое княжество Литовское допольского периода воспринималось как вполне русское средневековое государственное образование. «Литовское государство, при первых преемниках Гедимина, представляло такую же систему княжеств, какую мы видим в Московском государстве до Иоанна III, – писал Устрялов в статье «О литовском княжестве». – Там всё было русское, и вера, и язык, и гражданские уставы; самые князья Литовские, рождённые от русских княжон, женатые на русских княжнах, крещённые в православную веру, казались современникам потомками Владимира Святого». Разумеется, после Кревской унии с Польшей (1385 г.) ситуация в Литве существенно изменилась: «Это соединение было источником тягостного ига, которое досталось в удел целой половине русского народа и около четырёх веков, как лютая язва, терзало страну, где возникла и в полном блеске развилась русская жизнь».

1000_Algirdas

В-третьих, нет никаких оснований рассматривать военные походы Ольгерда на Москву в качестве антирусских акций: в XIV веке ВКЛ было таким же русским государством, как Новгородская республика или Великое княжество Тверское, поэтому московско-литовское противостояние являлось русской междоусобицей, подобной московско-новгородскому или московско-тверскому конфликтам. Кстати, Михаилу Тверскому, воевавшему с Москвой, так же, как Ольгерду, нашлось место на памятнике в честь тысячелетия России.

Конечно, я понимаю, что «свядомые» товарищи и дальше будут рисовать Ольгерда в образе «беларуса, сражавшегося с москалями», однако это не повод отдавать им на откуп нашего литовского князя.

Кирилл Аверьянов-Минский

источник