Среда, 23 мая 2018  RSS
Среда, 23 мая 2018  RSS
18:25, 14 мая 2012

Илья Горячев: #ОккупайАбай — тактика лагерного протеста


Дарья Митина в блоге описала собственные впечатления от посещения лагеря на Чистых Прудах: Провожу ему экспресс-экскурсию по лагерю — многочисленные организованные кружки вырастают в основном вокруг левых лекторов и ораторов:  самое большое скопление народу на пропедевтическом семинаре «Кто такие левые?» 

Чуть поодаль толпа окружила рабочих трех бастующих московских предприятий — Трехгорной мануфактуры, при помощи активистов РРП,  движения общежитий Москвы ДОМ и многодневной осаде мэрии  добившихся решающего перелома на переговорах с собственником, завода «Салют» и вертолётного завода «Камов»,  под раскидистым тополем Игорь Ясин blyumkin, очевидец и участник событий на каирском Тахрире, рассказывает, «как победить Мубарака», под соседним деревом коротко стриженные фемины проводят лекцию «Женщины в протестном движении», на полянке двое тонкошеих юношей (судя по фенотипу, троцкисты:)), активно жестикулируя, рассказывают о низовом самоуправлении и о том, «как вернуть себе город»… Двумя яркими пятнами выделяются контрастные красавицы  — символы левого движения: белокурая бестия — валькирия «Левого Фронта» Кристина Краснова и утончённая брюнетка из РСД, японовед и преподаватель японского языка Изабель Магкоева, совершенно инопланетное большеглазое существо с красным бантом в петлице, как будто сошедшее с годаровских кинолент о Париже 68-го. 

Прочитав этот отрывок, посмотрев фото с этих семинаров, понял, что мне это напоминает.

Теория антиграничных лагерей. Впервые я о них услышал после двухдневного анархо-семинара «Черный Петроград» в 2008 году. Сам я там конечно не мог присутствовать, но могли другие люди, которые любезно для меня записали все лекции. В конце 2008 года на круглом столе  «Трудовая миграция в условиях кризиса: Угрозы и вызовы«, организованном телеканалом «Спас», я упоминал это мероприятие:

Недавно в Санкт-Петербурге прошла серия семинаров под общим названием «Черный Петроград», организованная анархистами, где концепцию таких лагерей было решено воплощать на стройках, т. к. стройка – это, по сути, крепость. То есть, мигранты в условиях кризиса должны, по их мнению, укрепляться на стройках и отстаивать свои права. В преддверии кризиса либералы и неомарксисты рассматривают мигрантов в том же качестве, в каком пролетариат рассматривался Лениным. Для них кризис – это аналог смуты после февраля 1917 года, который нужно использовать для прихода к власти. Не имея поддержки в российском обществе, эти необольшевики видят своей социальной базой миллионы мигрантов. Вместе с ними они хотят легализоваться и бороться за власть.

В старых файлах нашел ту записку, которой со мной любезно поделились мои питерские товарищи. Привожу текст полностью:

Антиграничный семинар (борьба за права мигрантов, опыт антиграничных лагерей).

Ведущим семинара был некто Алексей. Начался семинар с расспроса людей о том знают ли они, что такое Антиграничный лагерь. Большинство присутствовавших (50-60) человек этого не знало. Алексей сообщил, что Антиграничный лагерь — эффективная методика по получению гражданства для нелегальных эмигрантов в противоборстве с властями, привел несколько примеров, в том числе и, антиграничный лагерь в Греции в портовым городе Патрас, на западе Греции, который прошел 29-31 августа. Место проведения было выбрано потому, что недалеко от порта находится лагерь нелегальных мигрантов. Мигранты, живущие в лагере, ждут возможности переехать в Италию. Алексей утверждал следующее — мигранты и антифашисты, анархисты должны действовать совместно, причем использовать население. Существует четкий план в укреплении позиций нелегальных эмигрантов на «присвоенной территории».

Эмигранты вступают с коренным населением в определенные взаимоотношения, например берут деньги в долг. (как в случае с Патрасом), после чего концентрируются в палаточном лагере. О чем немедленно ставят в известность антифашистов и анархистов. Те устраивают лагерь рядом. АФА и анархисты собирают иностранную и национальную либеральную прессу и ставят ее в известность о том, что возник такой лагерь. Пресса, а так же либеральные партии и организации субсидируют эмигрантам средства на теплые вещи, организацию питания, посещение врачей. Если власти начинают противоборствовать, и пытаются сначала законодательно, а потом физически устранить данный лагерь — устраиваются марши с поддержкой прессы, антифашисты и анархисты проводят агитацию среди местного населения, втягивают в данный процесс представителей либеральных и демократических организаций, проводя их встречи с лидерами лагеря.

Был рассказан пример Гамбурга, где таким образом — несмотря на попытки полиции демонтировать лагерь — его сохранили и власти сдались. После того как лагерь получает временное разрешение на существование — начинается его развитие. Если эмигрантам запрещено выходить — они расширяют его и благоустраивают, строят баскетбольные площадки, бараки для приема пищи и т.д. После чего с помощью антифашистов и анархистов, проводящих агитацию среди населения начинают распространять информацию о свои услугах в качестве дешевой рабочей силы. Здесь приводился пример Италии, где такой лагерь выжил, а мигранты превратились в граждан Италии спустя полтора года после того, как большинство из них интенсивно работало по хозяйству и в качестве ремонтников у местного населения.

В случае организованного восстания у власти не будет другой возможности освободиться от эмигрантов как выкинуть их силой. После такого акта целый ряд стран предоставит данным мигрантам возможность получения гражданства как жертвам политических репрессий. Необходимо использовать «конъюнктуру миролюбия» утверждал Алексей.

После этого рассказа, а так же фактических примеров и фотографий, розданных участникам, было проведено обсуждение, о том, кто, что думает по этому поводу. Прозвучали слова об актуальности данной проблемы для России, где в виду финансового кризиса и остановки строительства такая помощь мигрантам может потребоваться. Алексей загадочно улыбнулся и спросил — «а вы не слышали, что вчера горел строящийся торговый центр у метро Восстания? Это я думаю — эмигранты сами начали без нас, борьбу за права». Идею развили. Она вылилась в концепцию, что эмигрант в России должен создавать лагерь там, где живет, то есть, на стройке. И строительные особенности помогут эмигрантам в случае конфликта с властями удерживаться в лагере. За кирпичными или бетонными стенами это проще чем в палатках.

В условиях 2008 года у левых не было абсолютно никаких надежд на «офисный планктон». Поэтому весьма популярным был тезис, активно продвигаемый в частности Гейдаром Джемалем, о мигрантах как о новом пролетариате. Однако, прошло четыре года, ситуация изменилась. Неожиданно, «офисный планктон» стал ударной силой революции. Естественно, абсолютно без разницы чьими руками делать революцию — мигрантов, «офисного планктона» или марсиан. Но все старые наработки идеологов левого крыла были применены в новой ситуации. На примере лагеря на Чистых Прудах мы видим насколько быстро левые готовы развернуть свою матрицу.

Семинары, аналогичные тем, что сейчас проходят на Чистых Прудах, проводились и в ежегодном лагере анархистов на черноморском побережье. Кстати, одним из лекторов в этом лагере им. Че Гевары — это его официальное название — был и один из лидеров нынешних протестов — Илья Пономарев (см. фото ниже).

Сегодня многие правые, да и представители иных идеологических направлений, считают, что сейчас не важно с кем вместе бороться против режима. Мол, главная цель свалить их, а дальше уж мы разберемся. Мы никаких левых не допустим, естественно, народ то он же за нас. Да не разберетесь. Это они с вами разберутся. У них исторический опыт большой. На каждого националиста, охраняющего сейчас по словам Дарьи Митиной вместе с бойцами Удальцова из АКМ лагерь на Чистых, найдется своя Землячка в кожаной тужурке с маузером.

Летом 1917 года многие «рассерженные горожане» тоже не видели ничего страшного в большевиках, мол мы Учредительное Собрание соберем и вот оно разберется как жить дальше. А большевики это всего лишь маленькая партия, они ничего не значат и не решают. Потом они в ГУЛАГе друг другу эти свои наивные разговоры пересказывали и горько усмехались. Небольшая, сплоченная общей идеологией и дисциплиной, политическая группа сильнее и эффективнее любых сколь бы то ни было больших масс. И сегодня такая группа есть. Именно она стоит за всеми событиями зимы-весны 2012 года.

Источник

comments powered by HyperComments

Об авторе:


© 2018 Русь молодая — Молодежь Союза — Информационный портал
Дизайн и поддержка: GoodwinPress.ru