Петербурженки душой. Через 67 лет нашла могилу отца (Павловская Людмила Александровна)

nd1Я родилась в Ленинграде в 1933 году. Брат Ваня и сестренка Тамара уже были. Мы жили в центре Ленинграда, на Думской улице, 5.

Война настигла нас в городе, мы никуда не уехали: отец работал, у мамы появился малыш Мишенька. Очень скоро начались бомбежки, стали летать самолеты, приближались страшные дни блокады. На частые бомбежки мы, дети, внимания не обращали. Но все же эти завывания воздушных тревог, грохот где-то очень близко разорвавшихся бомб делали свое дело: мы становились взрослыми.

Началась блокада. В самое тяжелое время нам давали 125 граммов хлеба в день. Маме нужно было кормить малыша, а молока в груди не было. Сама она слегла, опухли ноги, началась цинга. Мальчика пришлось устроить в больницу, где он и умер. Запасов еды у нас не было, мы голодали. Пробовали печь блины из зубного порошка, варили ремни.

У отца была бронь, он находился на казарменном положении, иногда приходил домой пешком, но помочь нам ничем не мог. Брату Ване было тринадцать лет. Он был старшим братом, и ему приходилось в сильные морозы ходить пешком за хлебом, стоять в очереди. Он простудился и слег. Я помню, как он вставал, не поднимаясь, и вдруг поманил меня к себе. Я подошла, а он мне с трудом всунул в руку маленькую хлебную корочку. Ему она уже была не нужна, но он беспокоился обо мне. 15 февраля он умер. Вечная память моему любимому брату!

Папа где-то раздобыл гроб, и они вдвоем с мамой повели его на саночках от Думской улицы к Невскому проспекту, на Волковское кладбище. У мамы не хватило сил добраться до кладбища, она вернулась домой, а папа продолжал везти своего первенца в последний путь. На кладбище он попросил могильщиков не вынимать сына из гроба, опустить в траншею в гробу. Могильщики выполнили его просьбу за махорку, потому что в траншею трупы складывали без гробов.

Вскоре папа ушел на фронт. Теперь я уже не вставала с очень низенькой кровати, перестала двигаться, превратилась в дистрофика. Мама забеспокоилась. вызвала врача на дом. Врач велела обязательно заставлять меня вылезать из постели, передвигаться по комнате, и это был настоящий кошмар.

Сестра Тамара очень опухла, но передвигалась, поэтому ей пришлось ходить в  магазин за хлебом. Ей было десять лет.

Но не все было так плохо – случайно в городе оказался мамин родной брат, дядя Ваня. Он служил под Ленинградом. Он передал нам свой солдатский паек и потом старался поддерживать нас, как мог… Благодаря ему мы с сестрой выжили.

nd1

В марте начались занятия в школе. Наша школа находилась по улице Плеханова. Во время тревог и налетов учеников отводили в подвал и проводили занятия там. В нашей же школе появился детдом для беженцев. Его назвали Ленинградским домом скорби. Не только беженцы стали вскоре его жильцами, но и осиротевшие осиротевшие маленькие ленинградцы. Появилось объявление «Требуется нянечка». И сюда пришла работать мама. Она очень любила детей и относилась к ним с большой заботой, как к родным.

С большой нежностью вспоминаю свою жизнь в детдоме, наших прекрасных воспитателей. Они учили нас рисовать, вышивать, устраивали спектакли, праздники, сами мастерили кукол. Ни один ребенок не был обделен вниманием. Дети называли воспитательниц мамами. Старшие воспитанники помогали колхозникам. Мы жили, как одна семья.

Всю жизнь мы перечитываем фронтовые письма отца:

«3 мая 1943 года. Добрый день! Здравствуй, милая и дорогая моя супруга, друг моей жизни Катя, от друга твоего Шуры, шлю тебе, моя милая Катюша, свой дружеский супружеский привет и с любовью низкий поклон, и заочно целую тебя, моя радость, без счету раз. Я для тебя  ты для меня, буду жив – обниму и поцелую тебя, и будем мы вечно друзьями, моя любимая Катя. в твоей жизни счастья, успеха, а главное – здоровья на многие десятки лет. Еще шлю отцовский привет милым и дорогим моим детям Тамаре и Люсе, и желаю вам быть живыми и здоровыми всю вашу жизнь, а также желаю успеха в вашей учебе. И прошу вас, милые дети, учитесь, и учитесь не сдавать темпов. Я вами горжусь, и для вас буду жить, и гордиться вами, и не забуду вас по гроб своей жизни, милые мои голубочки сизые…»

nd

В Гатчинском районе много братских могил. Долгие годы я искала среди них могилу отца и наконец в 2010 году нашла – в деревне Романовка. На гранитной плите навеки выбито его имя – А.И. Заказнов. Дорогое нам имя… Могила ухожена, лежат цветы и венки. К ней ведет аллея больших деревьев. Спасибо добрым людям за заботу о героях, павших в бою за Ленинград и нашу Родину.