Понедельник, 23 октября 2017  RSS
Понедельник, 23 октября 2017  RSS
Рождённый летать: Стефановский Пётр Михайлович
10:47, 24 июля 2016

Рождённый летать: Стефановский Пётр Михайлович


stefanv4Не помнить имен славных сынов нашей земли — это непростительно. В настоящее время не каждый представитель современной молодёжи знаком с именами таких героев Великой Отечественной, как Константин Заслонов, Павлик Морозов, Вера Хоружая, Лев Доватор, Андрей Кижеватов и т.д. Если напомнить, что именами этих людей названы улицы, некоторые кивнут головой: да, слышали, но при этом останутся безучастными к подвигу этих людей, своих дедов и прадедов. Есть и другая ситуация: незаслуженно забыты имена многих Героев Советского Союза и просто участников Великой Отечественной, о которых мы узнаем, когда листаем страницы архивных документов или смотрим документальные фильмы. Так вряд ли все знают о подвигах одного из славных сынов белоруской земли, поистине сына неба, лётчика Петра Михайловича Стефановского.

stefanv4

П.М. Стефановский родился в деревне Чирковичи Светлогорском районе Гомельской области в крестьянской семье. До 1925 года проживал в Чирковичах, где закончил среднюю школу и работал в сельском хозяйстве. Позже, до 1925 года, он был рабочим в г. Бобруйске. В 1925 году был призван на военную службу в Смоленск, во 2-ю отдельную разведывательную эскадрилью. В 1926 году, по собственному желанию, был направлен в Военно-теоретическую школу Военно-Воздушных Сил в Ленинграде, которую окончил в 1927 году.

С 1928 года П.М. Стефановский проходил обучение в Качинской военной авиационной школе лётчиков, после чего проходил службу в Луганске в должности летчика-инструктора. В 1931 году был направлен в Москву, в Научно-исследовательский институт военно-воздушных сил, на должность лётчика-испытателя. Первыми испытываемыми машинами были ТБ-1 и ТБ-3. Служил и летал вместе с советскими лётчиками В.П.Чкаловым, А.Б. Юмашевым, С.П. Супруном. Неоднократно участвовал в первомайских парадах на Красной площади, пролетая над ней на ярко-жёлтом И-16.

Начало войны П.М. Стефановский встретил в Москве, в звании подполковника. По инициативе С.П. Супруна, одобренной лично Сталиным, из лётчиков-испытателей были созданы три истребительных полка, командование которыми было поручено С.П. Супруну, А.И. Кабанову и самому П.М. Стефановскому. 29 июня командиры полков докладывали Сталину о готовности, и уже 30 июня 1941 года 402-й истребительный авиационный полк под командованием Стефановского вылетел к месту постоянной дислокации, в Идрицу Псковской области.

Первые боевые вылеты полк совершил 3 июля 1941 года, сбив шесть самолётов противника и потеряв один самолёт. Пилот, старший лейтенант Шадрин, остался жив, и ему даже удалось посадить подбитый МиГ-3, но самолёт в силу секретности пришлось уничтожить.

За годы войны лётчики 402-го полка совершили более тринадцати тысяч вылетов, сбили восемьсот самолётов противника. П.М. Стефановский за время своего командования совершил сто пятьдесят боевых вылетов, сбил четыре самолёта противника. В июле 1941 года полковник Стефановский был отозван с фронта и переведён на должность командующего Западным сектором противовоздушной обороны Москвы.

В мае 1942 года, по собственному желанию, с должности заместителя командира авиакорпуса П.М. Стефановский вновь был направлен в НИИ ВВС на лётно-испытательную работу, сначала на должность лётчика-испытателя, затем на должность заместителя начальника отдела НИИ ВВС. С 1943 года занимал должность начальника Управления НИИ ВВС. 23 февраля 1943 года, во время первых испытаний самолёта Як-9 потерпел крушение, после которого смог подняться в небо только 10 октября. В 1944 году вступил в ряды Коммунистической Партии Советского Союза, получил звание генерал-майора авиации.

После окончания войны П.М. Стефановский продолжал работу в НИИ ВВС. Провёл двести тридцать восемь испытаний, совершил шестнадцать первых вылетов на новых типах самолётов. Первым в мире выполнил высший пилотаж на реактивном самолёте, за что был награждён орденом Красного Знамени. Всего же за время работы в институте П.М. Стефановский испытал более пятидесяти новых типов самолётов, освоил триста семнадцать различных типов самолётов, совершил более тринадцати с половиной тысяч полётов.

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 5 марта 1948 года за освоение новой военной техники и проявленные при этом мужество и отвагу заместителю начальника управления испытания самолётов НИИ ВВС генерал-майору авиации Петру Михайловичу Стефановскому было присвоено звание Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали «Золотая Звезда» .

В 1954 году, после аварии на Ми-4 (при посадке у вертолёта самопроизвольно разрушился рулевой винт) П.М. Стефановский повредил позвоночник, в результате чего был признан негодным к полётам и вышел в запас, а затем — в отставку. Недолгое время он работал в Конструкторском Бюро А.С. Яковлева, в должности одного из его заместителей. Жил и работал в Москве, написал книгу воспоминаний «Триста неизвестных».

Скончался П.М. Стефановский 23 февраля 1976 года. Похоронен на Новодевичьем кладбище в Москве. В деревне Чирковичи на стенах здания школы висит мемориальная доска, а сама школа носит  имя того, кто был рождён, чтобы летать.

kolumbarii

Из мемуаров П.М. Стефановского «Триста неизвестных»

Глава 15. Крылатый щит Москвы.

В начале зимы очень тяжелого для нас 1941 года фронт вплотную приблизился к столице. Эвакуировались в глубокий тыл советские учреждения и оборонные заводы. Основные улицы города ощетинились стальными «ежами», сваренными из железнодорожных рельсов. В окнах первых этажей появились штабеля мешков с песком. Грозно выглядывали из-за укрытий стволы противотанковых орудий. На бульварах кольца «А» разместились танковые резервы.

Столица превратилась в типичный фронтовой город, готовый к самым беспощадным уличным боям.

Авиация ПВО оставила свои передовые аэродромы: Спас-Деменск, Юхнов, Ржев, Калинин, Клин, Алферово, Чертаново, Вязьму, Ватулино, Кубинку и другие. Последний, окруженный с трех сторон противником, постоянно подвергался воздействию немецкого минометного огня. Несмотря на это, мы сохранили здесь свой наблюдательный пост, имевший прямую телефонную связь с Центральным командным пунктом ПВО Москвы. В [дальнейшей обороне столицы с воздуха этот маленький пост сыграл немаловажную роль.

Передовыми аэродромами западного сектора ПВО стали Внуково, Фили, Тушино, Химки и Центральный имени М. В. Фрунзе. Там, уплотнившись до предела, разместились поредевшие в непрерывных воздушных боях наши истребительные авиационные полки.

И вот когда извилистая линия фронта наиболее близко подошла к советской столице, немецко-фашистское командование, не добившись успеха в ночных налетах, решило днем нанести по Москве массированный бомбовый удар. Пренебрегая элементарными тактическими приемами, вражеские бомбардировщики большими группами на малой высоте ринулись на восток, вдоль Можайского шоссе. Противник, несомненно, был уверен, что короткое расстояние от фронта до целей бомбометания (местами менее 50 километров) практически не позволит советской авиации своевременно поднять истребителей противовоздушной обороны.

Наш наблюдательный пункт в Кубинке сразу сигнализировал о появлении больших групп бомбардировщиков противника. Самолеты, находившиеся в готовности номер один, немедленно поднялись навстречу врагу. Следом за ними с небольшими промежутками взлетели летчики, бывшие в готовности номер два и три. Аэродромы опустели в считанные минуты. Около шестисот истребителей 6-го авиакорпуса — «миги», «яки», «лаги», И-16, И-153, «харрикейны», «китти-хауки», «томагауки», Пе-3 — перерезали курс вражеской армаде. Разгорелся беспримерный по своим масштабам и ожесточенности воздушный бой. Ураганный огонь открыла по противнику зенитная артиллерия.

Я нахожусь в просторном укрытом подземелье — командном пункте обороны Москвы. Здесь кроме непосредственных руководителей собралось много совсем сейчас ненужных должностных лиц. Командир арткорпуса генерал Даниил Арсентьевич Журавлев то и дело передает своим зенитным частям:

— По-плот-ней огонь!

Полковник Климов, внимательно следивший за сообщениями о ходе воздушного боя, вдруг бросает мне:

— У тебя еще есть готовые самолеты?

Солнце уже склонялось к закату. Конечно, часть самолетов И-153 вернулась на свои аэродромы, но в полках имеется летный состав, не летавший ночью. Так и докладываю комкору.

— Выпускай немедленно в бой все готовые к вылету самолеты! — распоряжается он. — Прикажи, кто не уверен в ночной посадке, тот после боя пусть покидает самолет на парашюте. Действуй, Михалыч.

Эскадрильи «чаек» снова поднялись в воздух.

Потери немцев росли, но они лезли и лезли. Гибли и наши герои истребители. Враг не ожидал такого ожесточенного сопротивления. Тяжелые немецкие бомбы кромсали подмосковные леса, пустые поля. Наступившие сумерки, близость переднего края, почти пустые баки и полностью расстрелянные боекомплекты у советских истребителей — все это, вместе взятое, спасло от гибели немало неприятельских машин и летчиков.

Единственная попытка немцев совершить дневной налет на Москву потерпела полный крах. Гитлеровское командование оставило свою бредовую идею разрушить советскую столицу с воздуха.

Вскоре после этого воздушного сражения истребителями ПВО был сбит Ю-88, проводивший с большой высоты фотографирование наших наземных войск. Летчик спустился на парашюте и был взят в плен. На вопрос, почему прекратились налеты на Москву, он отвечал: «На Москву летать невозможно. Немецкая авиация понесла здесь колоссальные потери. У вас неприступная противовоздушная оборона…».

 

Об авторе: Admin


© 2017 Русь молодая — Молодежь Союза — Информационный портал
Дизайн и поддержка: GoodwinPress.ru