Воскресенье, 22 июля 2018  RSS
Воскресенье, 22 июля 2018  RSS
14:20, 12 июля 2012

Слободан Деспот: «Вероятно, в Косово снова начнется война между сербами и албанцами»


О ситуации в Косово и перспективах разрешения конфликта в этом крае в интервью «Голосу России» раccказал авторитетный книгоиздатель, специалист по славянским странам Слободан Деспот. Перспектива предоставления Косово полного и окончательного суверенитета уже в сентябре этого года вызвала широкий резонанс не только в самом крае, но и во всём мире.

Корреспондент «Голоса России» Йована Вукотич связалась с книгоиздателем Слободаном Деспотом (Slobodan Despot), живущим в Швейцарии. Его издательство «Ксения» («Xenia») специализируется на литературе, посвящённой славянским странам. Авторами издаваемых книг являются видные специалисты из Франции, Швейцарии, Германии. Беседа началась с обсуждения ситуации в Косово.

— Как Вы думаете, международному сообществу стоит продолжать вмешиваться в ситуацию в Косове или лучше полностью уйти из края и оставить население наедине со всеми проблемами?

— Это очень сложный вопрос. С одной стороны, международное сообщество – это та организация, которая не может принести в Косово мир и стабильность. И это уже доказано. Чиновники международных структур не хотят нормально управлять Косово. Они передали власть мафиозным кланам, которые помогали НАТО во время бомбардировок 1999 года. А с другой стороны, что будет, если они уйдут? Вероятно, снова начнется война между сербами и албанцами. Значит, возможное решение – это установление некоего временного протектората на основе уважения международного права и суверенитета Сербии над Косово. Этого, конечно, можно достичь только при условии, если к процессу будут подключены страны, не признающие независимость Косово.

— Часто бывает так — взгляд со стороны более острый. Можно ли, по Вашему мнению, найти решение косовского вопроса?

— Решение должно существовать. Невозможно вечно быть под властью хаоса и мафиозных кланов. Возможно, решение в какой-то момент придет, может быть, и неожиданно. Что касается меня, то я думаю, что сербские власти не использовали свои возможности защитить Косово настолько, насколько албанская сторона использовала свои возможности для «кражи» Косово. Сербы уже несколько десятилетий уходят из этого края, поскольку жизнь здесь становится все тяжелее. Сербы ведут себя так же, как немцы, испанцы, французы, которые сосредотачиваются в городах, оставляя свои селения тем, кто хочет там жить. Я часто задаюсь вопросом, где те первые пятьсот сербских семей, которые захотели вернуться в Косово, как евреи, которые готовы были вернуться в Палестину при любых обстоятельствах?

Есть ли у нас моральное право оставаться в Косово, это уже другая вещь. Я думаю, что сегодня среди косовских сербов искусственно создается атмосфера депрессии: защита Косово все более сводится к каким-то теоретическим шагам, однако мы не видим какой-либо практической помощи этим людям. Я не знаю, что должно случиться. Возможно, народ наконец-то проснется, или закончится завоевательная активность албанцев. Они, все-таки, достигли своей цели. Возможно, начнется демобилизация.

— Простите, Вы упомянули о евреях, которые вернулись в Иерусалим. У сербов же другая история. Наоборот, создается такое ощущение, что с молодежью сейчас ведется работа, чтобы она забыла свою историю, забыла, откуда она родом, и даже перестала думать о Косово как составной часть Сербии. Что и как нужно делать, чтобы международное сообщество опять не обвинило Сербию в пропаганде традиционных ценностей сербского народа?

— Мы все свидетели того, что любая попытка Сербии защитить свои национальные интересы будет истолкована на Западе как агрессия и как нарушения того порядка, который он нам навязывает. Это у нас было и под турками, и под Австрией. Это прекрасно проиллюстрировал наш поэт Петар Кочич. Я являюсь свидетелем многолетнего подданнического поведения наших властей по отношению к Западу. Сербские власти, похоже, считают, что таким поведением они задобрят западные страны. Поэтому и отказываются от национальных интересов и от своей территории. Но наш народ должен где-то существовать. И не только в районе города Белграда. Пока мы будем идти на уступки, условий будут выдвигать все больше. Сейчас настало время остановиться и сказать: «у нас есть своя история, своя территория, свое мировоззрение, и мы не собираемся от этого отказываться». Очень здравая позиция. Бесконечное и бессмысленное попустительство не принесло нам за последние десять лет ничего хорошего.

— Но имеем ли мы право рассуждать о подобных вещах? Вы живёте в Швейцарии, я — в России, и мне нелегко, когда я начинаю размышлять о том, как же можно помочь соотечественникам. Единственное, что я могу сделать, это рассказывать об их проблемах. Большинство сербов уже не знают своей истории. Есть, конечно, очень знающие люди, но их мало. По крайней мере, меньше, чем среди французов, немцев и испанцев. Есть ли у Вас на этот счет какие-либо идеи?

— Я думаю, очень хорошо, что вы поставили личностный вопрос. Что касается лично меня, то я посвятил этому большую часть своей жизни. Я стал издателем и переводчиком своих книг. Таким образом я пытаюсь донести нужную информацию о славянской культуре до сознания западных людей. Я постоянно распространяю свои книги на швейцарском и французском рынках. Сейчас у нас нет какого-либо конкретного решения. Но с другой стороны, почти весь мир сейчас находится в глубоком кризисе. Евросоюз может существовать только в том случае, если он будет прислушиваться к мнению отдельных наций. И поэтому, как мне кажется, скоро снова отдельные нации будут вершить политику. Нужно иметь в виду, мы — сербский народ, а не отдельные люди с сербскими паспортами. Нельзя дальше сбрасывать со счетов то, что нас связывает. А нас связывает общая история. Я никогда не боялся и не скрывал, что я серб. Хотя я наполовину хорват, и я мог бы это подчеркивать, чтобы мне легче было на Западе. Но я этого не делаю. Когда начал разрушаться Советский Союз, я помню, что польский папа Иоанн Павел II сказал полякам и всем тем, кто боялся СССР: «не надо бояться!» Мне кажется, в тот момент люди почувствовали себя совсем иначе. Сейчас же мы живем в системе страха, разобщенности, недоверия к другим. Но сейчас, думается, мы постепенно начали поворачиваться в другую сторону.

— Вы сейчас говорили о трех ключевых, по моему мнению, вещах. Это — укрепление наций, распад Советского Союза и «не надо бояться». Хочу сказать еще об одном. Это рост ностальгии по Югославии в Сербии и большое число друзей-хорватов у сербов, живущих в Москве. В 90-х годах государства расстались, сейчас же существует идея снова объединиться и жить вместе. С другой стороны, многие хотят, чтобы Косово вышло из состава Сербии. Президент Косово Яхъяга заявила, что наступает конец поднадзорной независимости Косово и наступает период национальной независимости, и поприветствовала «демократическую власть» Косово. Так что здесь есть много противоречий.

— Мне очень тяжело было перейти на сербскую сторону. Это обусловлено некоторыми обстоятельствами, нежели личным решением. Просто я встал на ту сторону, против которой многие шли с камнями. Однако было бы хорошо, если бы все народы постъюгославского пространства спросили себя, лучше ли им сейчас, в своих маленьких независимых государствах, или им было лучше, когда они были частью одного сильного государства. Сербы это сильное государство поддержали и много в него вложили. И причины для ностальгии по Югославии есть. С другой стороны, трагично, что сразу после ее распада народы, которые являлись ее составной частью, стали иностранными агентами. Им обещали оружие, они его получили и начали уничтожать своих сербских соседей. Я думаю, это не повторится, если через десять-пятнадцать лет кто-нибудь снова захочет всех объединить. Здесь присутствует и культурный фактор. В этом сообществе есть народы, которые устремлены на Запад, а есть и те, кто смотрит на Восток, но существует самостоятельно. Я думаю, что сербы как раз такой народ, который решает свою судьбу самостоятельно. Это не тот народ, который может быть чьим-то слугой.

Я вот живу в Швейцарии. Она создана из народов, которые говорят на разных языках, но которые под давлением Германии, Франции и Италии должны были найти свой modus vivendi. Сегодня Швейцария по всем показателям является самой здоровой европейской страной, несмотря на языковые и культурные различия, а также и различия в политической системе во всех кантонах. Все прекрасно сосуществуют в одной стране. Однако нужно еще преодолеть некоторые предрассудки и некоторые стереотипы.

Источник

comments powered by HyperComments

Об авторе: rumolorg


© 2018 Русь молодая — Молодежь Союза — Информационный портал
Дизайн и поддержка: GoodwinPress.ru