Татьяна Валовая: Любой банк из ЕАЭС сможет работать на всей территории союза

Татьяна Валовая: Любой банк из ЕАЭС сможет работать на всей территории союза. Член Коллегии (министр) по интеграции и макроэкономике Евразийской экономической комиссии рассказала о планах развития ЕАЭС.

Регулятор будет в Астане

— Одно из главных направлений нашей работы – создание единого финансового рынка, он должен быть сформирован к 2025 году. Нужно гармонизировать национальные финансовые системы и финансовое регулирование, чтобы любой банк, который учрежден в государствах ЕАЭС, смог без дополнительной регистрации работать на территории всего союза.

В Казахстане планируется разместить наднациональный финансовый регулятор, который будет определять общие правила игры. Естественно, сохранятся национальные регуляторы, центробанки, но система будет общей и союзный регулятор будет именно в Казахстане. Работа идет по графику и к объявленному сроку рынок будет функционировать.

Нужна макростабильность

— У нас в договоре о ЕАЭС есть необходимый набор макроэкономических показателей, определяющий стабильность наших экономик. Мы каждый год рассматриваем, как наши государства соблюдают эти показатели.

В 2016-м все государства вышли за рамки этих параметров, и мы вместе с коллегами из национальных правительств готовили рекомендации, которые нужны, чтобы вернуться к обозначенным цифрам. Уже в 2017-м мы будем меньше выходить за эти рамки и ситуация будет стабильнее.

Единые рынки пойдут один за другим

— В 2017 году самое важное — запустить работу нового Таможенного кодекса, вместе устранять барьеры, сокращать изъятия из единого экономического пространства. Предстоит много работы в этом году по запуску единого рынка лекарств и медицинских изделий.

У нас очень обширные планы. К 2019 году мы должны запустить единый рынок электроэнергетики. К 2025 году — общий рынок нефти и газа, в прошлом году была утверждена соответствующая концепция. Также в 2016-м впервые появилась наша цифровая повестка – будем вместе развивать общее цифровое пространство.

Не будем повторять ошибок еврозоны

— У нас нет задачи введения единой валюты в ЕАЭС. Для этого нет ни предпосылок, ни потребности. Мы очень внимательно изучили опыт Европейского союза. Мы должны извлечь уроки из тех ошибок, которые сделал ЕС.

Анализируя опыт коллег, мы видим, что у ЕС была реальная потребность введения единой валюты. Но многие вещи, которые надо было делать перед тем, как вводить евро, им пришлось делать уже после того – создавать фискальный, банковский союз и т.д. Поэтому мы для себя сейчас ставим две простые, понятные задачи – создать к 2025 году общий финансовый рынок и обеспечивать необходимую валютно-финансовую стабильность. Нам надо избегать резких колебаний валютных курсов.

Мы обсуждаем с коллегами расширение использования национальных валют в расчетах внутри союза. Это связано и с ситуацией в мировой экономике, и с санкциями, но мы видим, что наши экономические агенты начинают все больше пользоваться национальными валютами. Мы это приветствуем. Плотно работаем с бизнесом, хотим понять есть ли какие-то препятствия юридического плана для расширения использования нацвалют.

Западный бизнес — за ЕАЭС

— Мы очень внимательно следим за международной повесткой, живо реагируем на то, что происходит в мире. 2016 год был объявлен главой Казахстана годом расширения наших контактов с зарубежными партнерами, и мы очень активно работали на этом треке.

Я бы не сказала, что в США и Европе не признают Евразийский союз. Да, Еврокомиссия, правительства европейских стран воздерживаются от официальных контактов с нами. Однако у нас очень хорошо идет работа с представителями западного бизнеса. Мы очень часто выступаем на мероприятиях в США, нас приглашают наши американские коллеги, которые живо интересуются тем, что делается в ЕАЭС.

Например, в ноябре я была в Сан-Франциско, и наши американские партнеры с огромным интересом слушали, что мы делаем в сфере создания общего фармацевтического рынка, в сфере услуг. Они говорили, что уже чувствуют, как американский бизнес может выиграть от этого.

Такой же хороший диалог идет с европейским бизнесом. Предприниматели Европы давно уже говорят о том, что надо устанавливать официальные контакты между Еврокомиссией и ЕЭК, потому что от отсутствия нормального диалога страдает бизнес.

Но вне зависимости от того, что происходит в Америке и Европе, у ЕАЭС очень хорошо развиваются контакты на других направлениях, у нас сбалансированная внешнеэкономическая стратегия, поэтому какой-то изоляции нашего союза нет и не было.

Сорок стран в очереди

— Зона свободной торговли (ЗСТ) между ЕАЭС и Вьетнамом действует с 5 октября 2016 года. Итоги подводить пока рано. Мы ожидаем позитивного взаимодействия с этой страной и видим, что первый наш договор о ЗСТ вызвал очень большой интерес у многих других государств.

Идут переговоры с Израилем, Индией, Ираном, Сингапуром. Это позитивный тренд. Ведем переговоры с Китаем, но речь идет не о ЗСТ, а о комплексном торгово-экономическом соглашении.

Около 40 государств мира хотели бы заключить с ЕАЭС соглашение о зоне свободной торговли. Это свидетельствует как раз о том, что Евразийский союз уже воспринимается в мире, как самостоятельный экономический игрок, при этом игрок перспективный. И все понимают, что кто первый зайдет на наш союзный рынок, тот будет иметь там больше преимуществ в будущем.

Источник

comments powered by HyperComments