Четверг, 17 августа 2017  RSS
Четверг, 17 августа 2017  RSS
Вдохновленный пейзажами военной Беларуси: художник Николай Жуков (часть 1)
12:39, 17 сентября 2016

Вдохновленный пейзажами военной Беларуси: художник Николай Жуков (часть 1)


avatar-zhukovНиколай Жуков — сын и художник великой эпохи, эпохи, во время которой ковалась мощь советского народа, эпохи трагедии Великой Отечественной войны и триумфа Великой Победы. Николай жуков оставил огромное художественное и литературное наследие. В этом наследии он свидетельствовал о войне в своих рисунках и записях так, как видел и чувствовал…

Николай Жуков родился в Москве в 1908 году в семье юриста. Отец будущего художника был царским прокурором. В 1916 году семья переехала в Елец, где будущий художник провел детство.   Родители хотели, чтобы сын стал военным, но мальчик мечтал стать художником. Он учился рисовать, копируя с открыток и репродукций работы известных художников. В эти юные годы его все так и знали в школе — как прекрасного копировальщика – он мог перерисовать портрет с любой иллюстрации. Это увлечение помогало материально поддержать семью в революционные годы. Десятилетний летний мальчик рисовал на плотной бумаге игральные карты, а его мать относила их на рынок, чтобы обменять на хлеб и молоко…

Начальное художественное образование Николай получил в Нижегородском Художественно-промышленном техникуме. В 1928 году поступил в Саратовское художественное училище имени А. П. Боголюбова, которое закончил в 1930 году. По его окончании был призван на срочную службу в Красную Армию, служил на Кавказе в артиллерийских войсках (1930–1931). Уехал в Челябинск, был командиром батареи – вёл занятия, инструктировал младших командиров, отвечал за успеваемость подчинённых. Впервые за время военной службы у Николая Жукова появилась небольшая возможность работать по специальности, – он оформлял огромные панно и немного рисовал.

В 1932 году находясь в армии,Николай проиллюстрировал первую свою книгу «Седьмая Батарея». После демобилизации в 1932 году и переезда в Москву начинается его самостоятельная творческая деятельность.

Николай Жуков работал во Всесоюзной торговой палате и в издательстве «Интурист» в 1933–1939 годах, занимался торговой рекламой, плакатами, промышленной и книжной графикой, делал макеты меню, программы для туристов, эскизы оформления грампластинок, рисовал эмблемы для Всесоюзной сельскохозяйственной выставки (теперь  знаменитая ВДНХ), экслибрисы (книжные знаки, удостоверяющие владельца книги) для издательства «Детгиз», Академии Художеств, участвовал в оформлении зарубежных выставок. Одной из первых его работ, сделанной на заказ, было оформление пачки знаменитых папирос «Казбек».

kazbek

Немало плакатов художник посвятил выставкам, московским достопримечательностям, музыкальным конкурсам, театру и цирку: «Soviet travel. Театр Мейерхольда (1934 год), «Памятник Пушкину – REVUE de Moscou» (1934 год), «Московский театральный фестиваль» (1934 год), «Джаз Леонида Утёсова» (1930-е годы), «Цирк» (1935 год), «Карнавал в Парке культуры и отдыха им. Горького» (1935 год), «Московское такси» (1935 год), «Выставка Рембранта в ГМИИ им. А. С. Пушкина (1937 год), «Крымский мост» (1938 год).

В 1940 году Николай Жуков работал над иллюстрациями к книге «Воспоминания о Марксе и Энгельсе».

В июне 1941 года художник был призван на месяц в летние военные лагеря в качестве резервиста. Началась война, и «Военная переподготовка» затянулась до середины 1946 года. Николай начинал воевать рядовым в пехоте, служил в 115-ом стрелковом полке, затем работал фронтовым художником в редакции армейской газеты 29-й Армии на Калининском фронте и одновременно военным корреспондентом «Правды». Во время войны рисунки художника появились в армейской газете «На разгром врага».

95f2dc6e4adb

Николай Жуков 1942 г. Калининский фронт

В военные годы Николай Жуков создаёт свои лучшие агитационные работы, полные патриотизма и отваги. Один из первых военных плакатов «Отстоим Москву!» (в соавторстве с В. С. Климашиным) стал подлинным шедевром советского искусства времён войны. Художники нарисовали знаменитый плакат за одну октябрьскую ночь в 1941 году. Утром они отнесли плакат в издательство – он был принят и уже через несколько дней расклеен на всех улицах столицы.

otstoim-moskvu

В 1943 году Жукова назначили художественным руководителем студии им. М. Б. Грекова – большого коллектива военных художников. Они бывали в партизанских отрядах, делали иллюстрации к готовящимся к выходу военным рассказам. В 1944 году Николай жуков был направлен на 2-й Белорусский фронт. Воспоминания о поездке в Беларусь он изложил в своей книге «Война Николай Жуков».

1010226149

15 июня 1944 года

Тронулись в 10 часов вечера… Тяжелые «студебеккеры» грузно переваливались. Чувствовались предосторожность и малый опыт водителей. Все наставления к движению колонны были сказаны только что, поэтом установленная дистанция соблюдалась с такой точностью, что наша колонна напоминала церемонию. Быстро спускалась темнота. Выехав за город, машины пошли свободнее, обрисовывая собственные силуэты в световых овалах дороги. В час ночи сделали привал. «Студебеккеры» тесновато приютили в это ночь, как-то не хватало места, что-то кололо под бок, голова была нестерпимо низко, но зато в походе, на воздухе. на пути к  фронту – к большим впечатлениям.

 

16 июня 1944 года

Проснулись в три часа ночи. На мокроватом шоссе безмолвно выстроилась подошедшая ночью колонна «студебеккеров», уходящая длинной лентой за горизонт. Нет ничего прекраснее спокойных матовых оттенков раннего утра, предвещающего солнечный день. Тронулись в шесть… Днем совсем другая дорога, она напоминает мне своими белесыми краями подсыхающую серую гуашь. Проехали Медынь, памятны топленое молоко на рынке и колоритная толпа цветистых крестьян, будто из какой-то русской картины. В восемь часов вечера остановились в хуторе. Хутор сожгли немцы, сейчас строят заново – много новых срубов. Раздобыли картошку, молоко, развели костры, вынули свои «сабли» –  карандаши и кисти, многие начали рисовать, но, по-видимому, ничего хорошего ни у кого пока не выходит, так как никто не делится, никто не показывает.

 

17 июня 1944 года

Спали на соломе, ночь прошла в крепком сне. В машине стало свободнее, вещи уложились компактнее, ничего не торчало, все нашло свое место.

Подъем был в шесть утра. Уже на второй день выяснились способности наших ребят-кулинаров: сварили на завтрак дивную молочную кашу. Сегодня пасмурно. С утра была низкая облачность, и нельзя было определить, какой будет день. Только тронулись, подул ветер, сильно похолодало, начал накрапывать дождь.

 На дороге часто попадаются щиты с увеличенными плакатами и лозунгами с призывом к победе. Надо сказать, что все это здорово запоминается… В Рославле мы хотели отделиться от нашей украинской группы, но оказалось, что до Кричева можно ехать вместе…

 

18-19 июня 1944 года

Утром поехали в редакцию фронтовой газеты. Редакция расположена в лесу, в специальном железнодорожном составе, стоящем на запасной ветке. Впервые расположились на ночь в доме, а не в машине, Затопили русскую печь, которая напомнила раннее детство.

… Впервые после Москвы спали, снявши сапоги, в хорошо натопленной русской избе. Утром были у замкомандующего АБТВ. Поехали в танковые бригады. Бригады расположены в разных лесах на расстоянии 10-15 километров друг от друга. Все горячо готовятся к новому наступлению. Жаль, что события застают нас, когда мы еще ничего не сделали, не зарекомендовали себя, начальство бригады совсем нас не знает. Все это затрудняет взаимоотношения…

Все время идет дождь, Движение было назначено на 11 часов ночи, потом отложили до утра – очень рады этому обстоятельству, так как чертовски хотелось спать. Когда объезжал бригады, заметил такой факт: на возвышенности, на зеленом фоне травы была видна черная кривая линия траншей, тянущихся на много километров. Подъехав, увидел, что это обман для вражеских самолетов – на самом деле просто пробороненная полоса, искусанная уже воронками от вражеских бомб. Как хорошо, что на третий день войны уже, наконец, а то помню 1941 год – тогда нам совсем этого не хватало.

 

20-22 июня 1944 года

Проснулся, опухший от комариных укусов. До 9 вечера сидели на месте, рисовали, писали, но результаты были плачевные. В 9 вечера тронулись.

Земля, набравшая за эти сутки дождевые потоки, отдавала воздуху теплое ароматное дыхание под ослепительным сверканием заката. Наблюдали, как в начавшихся сумерках промчалась большая колонна танков – зрелище грозное и величественное…

Всю ночь была артиллерийская дуэль – лес гулко резонировал. В лесу ворочалось, шуршало, ползали тени, было сыро и холодно. Страшновато .а вспомнить здорово. Спали под грохот канонады.

… После завтрака начали работать. Сделал за день три портрета – рука пошла увереннее. Артиллерийский огонь не прекращается, наша танковая бригада в пяти километрах от переднего края, но пока что артиллерия противника в наш район не попадает. Смотрели разные уголки танкового хозяйства. Лучи утреннего солнца прокалывают лес, играя на складках брезента, бревнах, палатках, накидывая на еловые ветки голубой флер, сотканный из тонкие струек дыма, идущих от потухших ночных костров. Тяжелые танки, накрытые брезентом, стоят, как огромные кони, утаивая мощь и силу под своей попоной. Лес вместил много разных подразделений, они ничем не разделялись друг от друга, и были размещены так, как им удалось въехать в этот лес ночью и ощупью разместиться. Особенно живописно выглядели обозы,  ремесленные и ремонтные мастерские. Неподалеку от танка расположился портной со швейной машинкой, рядом бегал пушистый жеребенок возле телеги, на которой писарь, тыкая одним пальцем, выстукивал на пишущей машинке. Пирамиды винтовок аккуратно выстроились под навесом из свежей древесной коры. Правую половину леса пропитывал запах армейских щей, тут было особенно людно, многие из сухого пайка на кострах приготовляли пищу, мыли котелки, чистили картошку, делили консервы. Картина этого леса не имеет ничего общего с тем, как обычно описывают такие места далеко в тылу – все совсем иначе, а в живописном виде все непередаваемо прекрасно.

Вечером артиллерия с обеих сторон увеличила активность.

2a0342b20ef7

…Проснулись от свирепо артиллерийской канонады. Это наша артиллерия обрабатывала передний край обороны немцев. В нашей танковой бригаде заканчивались все приготовления к бою, днем было торжественное вручение орденов.

После обеда смотрели картину приготовления к движению. С танков снят брезент, на боку у каждого танка – по два бревна – это для переправы; танкисты, одетые в боевую форму, небольшими группами с аппетитом поглощают пищу. Некоторые, уединившись, пишут письма… Сделал ряд набросков. Вечером прибыл полк самоходных пушек – огромное чудовище. Когда начало темнеть, на опушку леса выехали танки – в лесу поднялся страшный рев моторов, опушка леса обволакивалась клубами синего дыма, в сумерках вспыхивали последние цигарки.

Вдоль выстроившейся колонны танков суетились фигуры десантников, красиво развевая полы плащ-палаток. Последние прощания. В небе появились наши самолеты «Летающий старшина У-2», – вешали световые парашюты над объектами бомбежки. После этого огромным потоком пошли наши бомбардировщики и истребители. В сумерках впереди над линией горизонта висели сотни световых зонтиков, прошиваемых разноцветными нитками трассирующих пуль. Взрывы бомб, грохот и все раздувающееся пламя пожара продолжались до середины ночи; за это время наши танки должны были скрыто подойти к рубежу для атаки. Они шли по высокой влажной траве, и летящие во все стороны комья земли напоминали всплески волн, сопровождающие движение корабля. Впереди все разгоралось и разгоралось… а справа молчаливо и хмуро торчали зеленые пики леса на холодных мостовых полосах ночного неба. Тут стояла мудрая, нетронутая левитановская тишина…

Об авторе: Admin


© 2017 Русь молодая — Молодежь Союза — Информационный портал
Дизайн и поддержка: GoodwinPress.ru