Четверг, 19 октября 2017  RSS
Четверг, 19 октября 2017  RSS
Воспоминания о Бирюзове Сергее Семеновиче
18:25, 23 сентября 2016

Воспоминания о Бирюзове Сергее Семеновиче


1327746104105Имя Маршала и Героя Советского Союза Сергея Семеновича Бирюзова носит одна из улиц в городе Минске столице Республики Беларусь. В честь С.С. Бирюзова также названы улицы в Белграде, Рязани, Новороссийске, Тюмени, Полтаве, Донецке, Севастополе, Саратове, и других городах. с которыми так или иначе была связана его военная деятельность и где он проявил себя как талантливый военачальник и самоотверженный сын Отечества.

Сухое досье из книги «Имена Победы. Полководцы и военачальники Великой Отечественной войны 1941-1945» свидетельствует: «Сергей Семенович Бирюзов – советский военный деятель. Родился в 1095 году. Русский. На военной службе – с 1922 года. С 1926 года – командир взвода, роты, батальона. С 1937 года – начальник штаба дивизии, начальник оперативного отдела Харьковского военного округа, командир дивизии. В Великую Отечественную войну продолжал командовать дивизией, был начальником штаба 48-й армии. С 1943 года – начальник штаба Южного (4-го Украинского), с 1944 года – 3-го Украинского фронтов, с октября командующий Центральной группой войск. С 1954 года – первый заместитель, с 1955 года – главнокомандующий Войсками противовоздушной обороны страны – заместитель Министра обороны. С 1962 года – главнокомандующий Ракетными войсками стратегического назначения – заместитель министра обороны. В 1963-1964 годах – начальник Генерального штаба Вооруженных Сил – первый заместитель Министра обороны СССР. Погиб при исполнении служебных обязанностей в авиационной катастрофе 19 октября 1964 года. Похоронен в Москве на Красной площади  у Кремлевской стены».

1459512131_77295250_biryuzovsergsem_mogila-s-izmenennym-razmerom

Мемориальная плита в память о С.С. Бирюзове на Кремлевской стене в Москве

С Беларусью имя С.С. Бирюзова связано тем, что 10 июля 1941 года вблизи города Быхова Могилевской области Беларуси он получил первое ранение. Это было накануне одной из тяжелейших битв на территории Беларуси – накануне обороны Могилева. О сражениях на могилевской земле С.С. Бирюзов позже напишет в своем личном дневнике:

«…12 июля 1941 года 132-я стрелковая дивизия вошла в состав 13-й армии и заняла оборону юго-западнее Чаус. В то время обстановка в этом районе была крайне неблагоприятной для наших войск, 4 июля немецкие танки вышли к Днепру южнее Могилева. Замысле фашистского командования сводился к тому, чтобы обойти Могилев с севера и юга и окружить находившийся там штаб Западного округа. Однако попытка противника с ходу форсировать Днепр в районе Рогачева не удалось. Изменив направление, немецкие танки пошли в наступление на Кричев. Именно здесь на их пути встала 132-стрелковая дивизия. Вскоре перед фронтом дивизии показались немецкие танки и мотоциклы. Противник следовал в походных колоннах, не ожидая удара.

Разметав в короткой схватке боевое охранение противника, ведя огонь из всех боевых средств прямой наводкой, мы отразили атаки противника. Но немецкие танки и мотопехота обошли фланги дивизии. Оставалось одно – круговая оборона. Весь день дивизия вела тяжелый бой и не сдала позиций. К вечеру стало известно, что противник замкнул кольцо окружения. Командир 20-го механизированного корпуса генерал Еремин, отметив успешные действия 132-й дивизии, добавил, что прорываться из окружения нашей дивизии придется самостоятельно. Задача оказалась очень тяжелой. В этих боях я вновь был ранен, но дивизия с честью вышла из кольца и заняла свое место в 13-й армии. Это был первый выход из окружения, а впереди было еще два…»

Воспоминания о С.С. Бирюзове его родных и соратников

1459512582_361573189-s-izmenennym-razmerom

С. С. Бирюзов с женой и дочерьми. Полтава. Июнь 1941 года

«…Это последняя фотография мирного, счастливого времени. Когда грянула война, перед отправлением на фронт у папы на семейные дела не было времени. Две с половиной недели пронеслись как одни бессонные сутки, заполненные мобилизационной работой, погрузкой в эшелоны пятнадцатитысячной массы людей с вооружением, техникой, имуществом, лошадьми.

Перед отправкой головного эшелона своей дивизии папа пришел домой и сказал маме, что, если придется, она должна будет покинуть Полтаву вместе со всеми – он имел в виду эвакуацию. Проводить его на вокзал папа не разрешил. Помню, как он взял меня на руки, ходил со мной по комнате и что-то говорил тихим,. спокойным голосом.

С этого дня и до середины декабря 1941 года мы не получали от папы ни строчки. Пока мы жили в Полтаве, прошел слух, что генерал Бирюзов «отвоевался» (как потом стало известно, это было связано с его первыми ранениями). Никто не мог сказать точно, от кого, но многие слышали, что, сраженный фашистским снарядом, он упал у орудия, к которому встал сам в критический момент боя, и вряд ли остался жив.

И все же мама не верила слухам. Она ходила от одного госпиталя к другому, пытаясь узнать, нет ли среди раненых нашего папы, но всюду отвечали: «Генерала Бирюзова среди раненных нет». Так и покинули мы объятую пожарами Полтаву с последним поездом ночью, под взрыв бомб, ничего не зная о папе».

Из воспоминаний об отце

Ольги Зотовой-Бирюзовой

 

«…Мы встретились с С.С. Бирюзовым на дорогах войны холодной метельной зимой 1942 г. при формировании 2-й гвардейской армии. Времени у нас было мало, работы много. Нужно было готовить части к боям. В пургу, в метель, днем и ночью не прекращалась стрельба – бойцы, не теряя времени, учились познавать «науку войны». И среди них часто можно было видеть рослого генерала – начальника штаба 2-й гвардейской армии С.С. Бирюзова.

Это было поистине суровое время. 2-я гвардейская армия получила задачу сосредоточиться севернее окруженной группировки гитлеровцев, состоящей из 22 дивизий. Наши войска располагались в заснеженной степи, прямо под открытым небом. И нужна была огромная организаторская работа, чтобы в этих условиях сохранить четкость управления, подготовиться к боевым действиям. Будучи командующим армией. я постоянно чувствовал помощь, инициативу и энергию начальника штаба армии С.С. Бирюзова.

Противник намеревался прорваться к своим окруженным войскам. Для этого готовился удар группы генерал-фельдмаршала Манштейна с юга из района Тормосина и Котельниково. Один из наиболее опытных генералов вермахта, Маншттейн самоуверенно радировал окруженному Паулюсу: «будьте уверены в нашей помощи». Силы этой группы были действительно большие. Отразить их удар, разгромить Манштейна и не допустить его продвижения к окруженной группировке – это почетная и ответственная задача была поручена нескольким армиям, и среди них главную роль выполняла 2-я гвардейская армия как наиболее сильная и боеспособная.

Вместе с С.С. Бирюзовым мы проводили бессонные ночи, готовясь к решающему сражению, разрабатывая планы трудной переброски войск: надо было на сотню с лишним километров двинуться навстречу Манштейну; штабом готовились различные данные для постановки боевых задач, организовывалось взаимодействие с соседними армиями. Тогда я увидел Сергея Семеновича непосредственно в боевой работе, и не мог не оценить в нем больших способностей военного руководителя, организатора боевой деятельности войск.

Что касается Манштейна, в которого очень верил Гитлер, он оказался на голову разбит.

…Выдержка, сильная воля и беспредельная храбрость были отличительными чертами Сергея Семеновича и в сочетании с хорошей теоретической подготовкой, опытом командной работы позволяли ему успешно справляться с разнообразными обязанностями на ответственных постах.

Наши пути то расходились, то вновь сходились на путях войны. В операции по освобождению Донбасса и Крыма С.С, Бирюзов был уже начальником штаба фронта. Он участвовал в разработке и подготовке осуществленной войсками 2-го и 3-го Украинских фронтов Ясско-Кишиневской операции…»

Из воспоминаний

Маршала Советского Союза,

кавалера ордена «Победа»,

дважды героя советского Союза

Р.Я. Малиновского

1459512648_13279364216973122

В гостях у начальника Генштаба ВС СССР С.С. Бирюзова: главный маршал авиации К.А. Вершинин, летчик-космонавт подполковник Г.С. Титов, генерал армии А.А. Епишев, летчик-космонавт подполковник Ю.А. Гагарин, летчик-космонавт подполковник П.Р. Попович, генерал М.Т. Чернышев. Москва. 1963 год.

«… Конец августа и октябрь 1964 года были особенно напряженные в папиной работе. Находясь в должности начальника Генерального штаба, кроме выполнения своих прямых обязанностей, он активно участвовал в общественно-политической и военно-дипломатической работе.

В этот период многие страны отмечали двадцатилетие своего освобождения от фашизма, и папа входил в состав государственных делегаций, выезжавших на юбилейные торжества. Каждый такой визит использовался для решения важнейших проблем двухстороннего сотрудничества, что требовало серьезной подготовки.

На конец августа была намечена поездка в Румынию во главе с А.И. Микояном, а вскоре после нее папа должен был отправляться в Болгарию в составе делегации во главе с Председателем Президиума Верховного Совета СССР Л.И. Брежневым. Настроение у папы было приподнятое – вспоминались победные сражения по освобождению Европы, участником которых он был…».

Из воспоминаний об отце Ольги Зотовой-Бирюзовой

 

«…Этот день, 19 октября 1964 года, начался как-то невесело. Дрянная погода. Густой туман, повисший над землей. Муж, в ту пору начальник Генерального штаба, должен был лететь в Югославию в главе военно-правительственной делегации на празднование двадцатилетия освобождения Белграда. Но на Внуково-2 из-за плохой видимости задержали вылет. Наконец, туман поредел, и взлет разрешили. Сережа попрощался с официальными лицами, провожавшими делегацию. Я подошла к нему и спросила: «А меня ты не забыл?». Муж ласково обнял меня и сказал: «Тебя я никогда не забуду. Ты же у меня единственная». И поцеловал на прощанье. Кто мог знать. что это прощанье навсегда…»

Из воспоминаний о муже Юлии Ивановны Бирюзовой

И вот в 14 часов 30 минут пришла страшная весть: произошла авиационная катастрофа, самолет в тумане врезался в гору Авала в Югославии. Погибли все члены советской военной делегации и экипаж.

Спустя год, при открытии на горе Авала памятника погибшим в катастрофе, нам вручили орден Народного Героя Югославии, которым папа был награжден посмертно, и найденные на месте катастрофы оплавленный орден Димитрова и обгоревшую крышку папиных часов.

Таким, как в тот день – 19 октября – папа навсегда остался в моей памяти. Он жив в моем сердце, он и сейчас для меня советчик, защитник и судья.

Из воспоминаний об отце Ольги Зотовой-Бирюзовой

753_1

Об авторе: Admin


© 2017 Русь молодая — Молодежь Союза — Информационный портал
Дизайн и поддержка: GoodwinPress.ru