Пятница, 20 апреля 2018  RSS
Пятница, 20 апреля 2018  RSS
10:47, 22 июня 2012

«Я не нашла никого, кто бы смог защитить российских детей»


Несколько лет назад семья из Техаса усыновила троих российских детей. Однако жизнь в Америке оказалась непростой для ребят. Диана Блек, руководитель дома для детей, подвергшихся насилию в городе Селсбери, штат Техас, рассказала «Голосу России» подробности этой истории

— Впервые я оказалась у них дома в 2008 году по направлению службы по защите детей. Жалобы о насилии в отношении этих ребят поступали неоднократно. После первого разговора с ними я отправила отчет в службу по защите детей.  С детьми я провела несколько бесед.

Я беспокоилась, потому что для них практически ничего не было сделано, и они продолжали жить с прежними родителями. На моей памяти это самый тяжелый случай жестокого обращения с детьми: они жили в ужасных условиях, а приемные родители над ними издевались.

Жестокое обращение с детьми является нарушением закона. Но как мне известно из практики, зачастую вместо предъявления иска, сотрудник государственной структуры по защите детей просто проводит разъяснительные беседы.

В Техасе придерживаются мнения, что детям лучше оставаться со своими родителями, с чем я, в целом, согласна. Но когда им угрожает реальная опасность, за их сохранность несем ответственность уже мы. Этим детям я не смогла обеспечить необходимый уровень безопасности, поскольку у них нет ни одного родственника в Техасе. Они неоднократно убегали из дома. Сейчас старший уже неделю не появлялся дома. Двое младших детей также попытались недавно убежать, но их быстро разыскали. Это продолжается с тех пор, как они приехали в Штаты в 2002 году.

— Какого рода насилие было совершено над детьми?

— Самое ужасное, что я заметила, это сломанные зубы у младшего мальчика. Когда я спросила, как это случилось, он рассказал, что приемная мама ударила его ботинком по лицу. Также  было очевидно, что он страдает от недоедания, поскольку в возрасте 12 лет его вес составлял 58-60 фунтов. Это известно потому, что в доме по защите детей мы его взвесили.

Периодически в виде наказания ребенка лишали еды, его достаточно часто запирали в комнате, где туалетом служило ведро, а на полу был всего лишь матрас. Я видела это собственными глазами.

Иногда ему разрешалось спать на матрасе, а иногда мальчика лишали и этого, и ему приходилось спать на голом полу. Многие подавали жалобы в службу по защите детей в период с 2002 года по сегодняшний день, у меня есть имена и телефоны минимум двух дюжин человек. Очень тяжело разговаривать с этими детьми, понимая, в каких условиях они живут. Мне это разбивает сердце.

— С Вашей точки зрения, кто несет ответственность в подобных случаях — агентства по усыновлению или же правительство штата Техас? Когда Вы пытаетесь изменить ситуацию к лучшему, где Вы сталкиваетесь с наибольшим количеством проблем?

—  Я считаю, что частью проблемы являются требования, которые предъявляют агентства по усыновлению. Мне также известно, что инспекция условий проживания должна быть более строгой. Также после того как ребенок помещен в новую семью, необходимо, чтобы кто-то периодически проверял условия жизни, предоставленные усыновителями.

Как я уже говорила, в службе по защите детей в Техасе считают, что детям лучше находиться с родителями как можно дольше, но иногда это заходит слишком далеко. После того как я занялась этим делом, служба по защите детей сообщила матери, что ей необходимо покинуть дом. Она переехала, но через шесть недель вернулась обратно. Подобные меры не решают проблему, поскольку в данном случае именно мать являлась более агрессивной по отношению к детям.

— Более ста тысяч детей из России были усыновлены иностранными парами с момента распада Советского Союза, и почти двадцать погибли в результате жестокого обращения. Считаете ли Вы, что данный случай  является скорее частным, нежели частью определенной тенденции?

— Большинство детей, попавших в американские семьи, живут в отличных условиях. Я знакома с семьями, где живут усыновленные дети из России. Думаю, что вероятность попасть в подобную семью равна для американских детей и для российских. Этот случай, на мой взгляд, совершенно не является показателем.

Меня очень удивило то, что я не смогла никого найти, кто бы смог их защитить. Я, конечно же, обращалась в службу по защите детей и в правоохранительные органы, но так и не смогла предоставить им необходимую помощь.

Старший мальчик, которому сейчас 16 лет, постоянно убегает из дома. Периодически ему даже помогали соседи, которые разрешали ему пожить у себя, но каждый раз его находили и возвращали обратно в приемную семью. В моем доме для детей, подвергшихся насилию, он оставался четыре раза. После этого я организовала встречу с главой службы по защите детей в штате, поскольку местные власти не смогли обеспечить им необходимую безопасность. Я была абсолютно уверена в том, что на этом уровне им смогут обеспечить безопасное проживание, но и этого не произошло.

— На Ваш взгляд, какую роль должно взять на себя правительство России в данном случае?

Я думаю, что правительство России обязано действовать в соответствии с принятыми законами. Я не знаю законодательства России, но если существуют законы или требования, или же договоренности между Россией и США, они должны быть применены в этом случяае. И я думаю, что кто-то должен прийти к детям и поговорить с ними.

— Касательно данного вопроса, департамент национальной безопасности и департамент внутренних дел США в июле 2011 года подписали соглашение с правительством России о сотрудничестве в сфере усыновления. Это соглашение предусматривает вопросы безопасности детей, а также мониторинг уровня жизни после усыновления, чтобы будущие пары, которые хотят усыновить детей из России, имели полную информацию. Каково Ваше мнение о соглашении и считаете ли Вы, что в этом конкретном случае оно может способствовать тому, чтобы усыновителей призывали к ответственности за подобное обращение с детьми?

— Все пункты, которые вы перечислили, являются необходимыми и в будущем помогут нам предотвратить подобные случаи. Я надеюсь, что соглашение предусматривает ситуацию и этих детей, ведь они были усыновлены в 2002 году, еще до того как эти правила начали действовать. А поскольку все трое являются несовершеннолетними, соглашение должно предусматривать все случаи, касающиеся несовершеннолетних детей из России в Штатах.

— Какова сейчас ситуация с детьми и как, по Вашему мнению, она будет развиваться?

— В местной службе по защите детей открыто новое дело, и инспектору понадобится от 10 до 14 дней, чтобы собрать всю необходимую информацию. Проблема заключается в том, что двое находящихся сейчас дома детей слишком напуганы, чтобы рассказать хоть что-нибудь.

В прошлом они уже делились своей проблемой с членами службы по защите детей, но им не оказали помощи, и это поставило их в более опасное положение. Ситуация ухудшается, когдаи обсуждения проводятся у них дома. Ведь после того, как сотрудник службы уходит, наступают последствия.

Старший мальчик, который сейчас находится в розыске, был очень смелым, и он всегда рассказывал правду всем, кто хотел ее услышать. Он умолял и просил о помощи. С 2008 года, когда я впервые с ним познакомилась, он на протяжении долгого времени искал выход из сложившейся ситуации.

Однажды приемные родители решили забрать детей из школы и обучать их на дому. Это продолжалось на протяжении двух с половиной лет. Причиной послужило то, что руководители школы, в которую они ходили, постоянно пытались связаться со службой по защите детей.

Детям запретили выходить из дома, а окна забили. После того как я ознакомилась с ситуацией, некоторые изменения все же произошли — дети снова пошли в школу. Но приемные родители настрого запретили им кому-либо рассказывать о происходящем дома. Поэтому младшие дети, девочка и мальчик, постоянно пребывают в состоянии страха.

Старший же всегда пытался рассказать о том, что с ними делают приемные родители. Когда мы с ним познакомились, он сказал, что постоянно убеждает младших в необходимости рассказать людям о том, что происходит. Он был уверен, что им обязаны помочь.

Источник

comments powered by HyperComments

Об авторе: rumolorg


© 2018 Русь молодая — Молодежь Союза — Информационный портал
Дизайн и поддержка: GoodwinPress.ru