Юрий Шевцов: серьёзных боёв УПА против немцев быть не могло

Юрий ШевцовБелорусский политолог Юрий Шевцов в соцсети Facebook прокомментировал новость о том, что польские историки развенчали мифы о сопротивлении украинских националистов гитлеровским войскам, и что было озвучено на заседании парламента Польши:

«Какие могли быть серьезные бои УПА против немцев? Тут же надо включать логику. Костяк УПА бандеровцев (не путать с УПА Боровця) составили бойцы антипартизанского полицейского батальона Побегущего (Шухевича), которых в конце 42 года немцы вывели из Беларуси и отправили полицаями по деревням в западной Украине. Плюс — несколько тысяч полицаев в основном с Волыни, которые ушли в лес в ожидании прихода Советской армии. УПА бандеровцев возникла как раз в момент разгрома немцев под Сталинградом, когда рухнул фронт на юго-востоке и было неясно, где немцы остановятся в бегстве.

Какой смысл было этим бывшим коллаборантам воевать против немцев — громить немецкие коммуникации и т.д.? То есть приближать приход Советской армии? Если бы они, как произошло со значительной частью, например, РОНА в Беларуси, перешли на сторону Советских партизан, тогда все было бы логично. Оправдаться перед приходящей Советской армией за период коллаборации. Но на Волыни в лес ушли убежденные националисты, для которых советские партизаны и Советская армия были врагами.

Националисты имели очень логичную стратегию: уничтожить под шумок войны в западной Украине поляков и не допустить усиления советских партизан.

Это — абсолютно в логике уничтожения этнических врагов, которой придерживалась ОУН. До того они под шумок войны или уничтожили или посодействовали уничтожению в целом в западной Украине евреев, семей советских офицеров, не успевших эвакуироваться в начале войны, окруженцев, украинцев левых взглядов.

То есть они имели прецедент успеха такой политики.

Предполагалось отсидеться в момент, когда фронт пойдет на Запад, не вступая в войну с Советской армией. И далее уже начать торговлю своим влиянием в тылу Советской армии со всеми, кто будет в этом заинтересован. С тем, чтобы выторговать политические уступки. В идеале — моноэтническую государственность.

Именно отсюда — резня поляков.

Смысла воевать с немцами всерьез у УПА при такой стратегии не было вообще. Разве что склады грабить.»